Женщина за рулем - Форумы для Автоледи Женщина за рулем - Главная страница Портала
ГлавнаяПоследние темыФотоальбомПрофильВойти и проверить ЛСРЕГИСТРАЦИЯВходПоиск

Начать новую тему Ответить на тему
Автор Сообщение
Автоледи
Наши спонсоры:
СообщениеДобавлено: сегодня в 00:00  Заголовок сообщения: 

Хозяйка местной горы
Водитель Популярного Седана


Возраст: 44
На сайте с: 14 Ноя 2009
Сообщения: 153
Откуда: Санкт-Петербург
Авто: Subaru Forester
russia.gif
СообщениеДобавлено: 20/12/2009, 16:34  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Глава 14.

Ее спас телефонный звонок. Клиентка очень просила к ней приехать, чем быстрее, тем лучше. Обычно, Туська не любила работать в выходные, да еще без предварительной договоренности, но сейчас, наскоро собравшись, с радостью помчалась на другой край города. Редкая в последнее время работа с клиентами, была для нее настоящей отдушиной, временем, когда Туська забывала о своих переживаниях, погружаясь в чужие...
По дороге домой Туську охватили мрачные предчувствия. Во-первых, потому что, от Игоря целый день не было ни одной весточки, во-вторых, она не могла объяснить почему, предчувствия и все. Тяжеленный горячий ком прибивал Туську к водительскому сидению. Казалось, что если она отпустит руль, ее вплющит, вмажет, вдавит в спинку, и она больше не сможет выбраться...
К парадной Туська плелась на ватных ногах, прилагая огромные усилия к тому, чтобы заставить себя войти. Она намеренно далеко припарковала машину, и сейчас с удовольствием обводила взглядом этаж за этажом любимого дома, почти всех жильцов которого знала. Поймав себя на том, что, на самом деле, лихорадочно соображает к кому бы зайти в гости, она убедила себя, что если что-то должно случиться, пусть уже случится и не стоит "труса праздновать", будет только хуже.
Зайдя в квартиру, она поняла, Что случится. Муж, с перекошенным от злобы лицом сидел за компьютером и читал их с Игорем переписку. Заметив ее появление, он оторвался от экрана, молча, очень медленно поднялся и двинулся на врага, вытесняя Туську из прихожей в кухню. Отступая, Туська краем глаза заметила на столе нож, но было поздно. Большой, острый, Туська всегда следила, чтобы ножи в доме были хорошо заточены, кухонный нож оказался в Шуриных руках. Легко поигрывая им, он, плохо скрывая ярость, загнал жену в угол.
- Надо же, они даже поженились в Интернете. А жить вы тоже будете в проводах? Так ты не пролезешь, и он, похоже, тоже. Так что вы бездомные, ребята. - Начал он, придавая голосу холодные липкие интонации. - А если ты его сюда приведешь, я убью вас обоих. Ты поняла? - Он приставил нож к Туськиной шее. - Или, может быть, тебя порешить прямо сейчас? Нет, убью гниду, а посадят как за человека.
Слегка ослабив давление лезвия, он продолжал нависать над жертвой. Шура был трезв, поэтому Туська молча ждала, смены настроения мужа, понимая, что долго в таком положении они все равно не простоят. Наигравшись с ножом, он наконец отступил и поменял тактику.
- А вообще-то, кому ты нужна? Этот твой хохол наиграется - бросит. Ты этого хочешь? - театрально начал он. - Ты себя в зеркало видела? Какому мужику понравится такое? - он брезгливо фыркнул и продолжил, - ты бездарность, ни один твой проект не увенчался успехом, книжка, написанная год назад до сих пор не вышла, ты даже с парашютом прыгнуть не можешь по-человечески, и машину водишь так, что все шарахаются. Правда, - снизошел он, - готовишь вкусно. Так и быть, можешь остаться в качестве кухарки.
Саша, - спокойно начала Туська, - чем закончится моя поездка в Киев, тебя не касается. Мы договорились, что расстаемся, и что я здесь живу до Нового года, значит, я здесь живу до Нового года. Моя дальнейшая судьба - это мое дело. Ты нашел в нашей переписке несколько нелицеприятных кусков о себе... Да, я написала их, но во-первых, я считаю каждое слово правдой, - холодно чеканила она каждое слово, - а во-вторых, мне надо с кем-то поделиться. Хуже будет, если я начну выливать правду о наших отношениях на своих родителей. Я не хочу усиливать вашу давнюю взаимную неприязнь и вообще, что и кому я говорю - это мое дело. А то, что ты позволяешь себе рыться в Моих записях, да еще в этом признаешься, разочаровывает меня в тебе еще больше.
Туську трясло, она продолжала стоять у стены, гордо вздернув подбородок, натянутая как струна, физически ощущая металлический стрежень в своем позвоночнике. Ей больше не было страшно. Противно и обидно, но не страшно. Она больше не зависела от него. Шура ее не убьет, ему духу не хватит. Все остальное не важно. Десять дней можно потерпеть, а потом она будет счастливой. Обязательно будет счастливой!
Тонко среагировав на Туськино настроение, Шура вдруг превратился в часто битую собаку, подползающую на брюхе к хозяину. Он был жалок, и так же жалко звучали его слова.
- Может, все-таки останешься? - тихо спросил он.
- Нет. - отрезала Туська, вспомнив, как он только что поливал ее грязью.
- Как же я буду один? - пробубнил он, не поднимая глаз.
- Об этом тебе стоило подумать раньше, - Туська была непреклонна, она вспомнила десятки душеспасительных бесед, когда он обещал ей больше не напиваться, держался пару застолий и срывался снова. Вспомнила поездки на пляж, когда он демонстративно уходил в сторону, всем своим видом показывая, что ни не вместе. Вспомнила потоки ненависти, всякий раз выливающиеся на нее, вслед за просьбой что-то сделать руками. И о давно холодной постели вспомнила тоже.
- Я не смогу без тебя, - продолжал мямлить он.
- Сможешь, - все так же жестко ответила Туська.
- Я люблю тебя, - он начинал пускать в ход тяжелую артиллерию.
- Ложь, ты любишь только себя, - на миг сорвалась Туська, давая выход эмоциям.
- Не уходи, - попросил он, лихорадочно соображая, что сказать дальше.
- Поздно, - устало выдохнула Туська.
- А как же Вася? - наконец нашелся он.
- Ты о ней позаботишься, - дрожащими губами ответила Туська, чувствуя, как предательские слезы все-таки навернулись на глаза. Услышав свое имя, любимый лохматый шар стек с дивана, и подкатился к Туське, потереться о ноги. Она взяла кошку на руки и, уткнувшись носом в рыжеватый пух, зарыдала.
- Я заберу ее, как только устроюсь, заберу, - всхлипывала она, понимая, что Шура не будет весной и осенью давать кошке мочегонные таблетки, чтобы не обострялась мочекаменная болезнь. Котенок вырос у Туськи под мышкой под одеялом, и до сих пор, уже, будучи важной и степенной кошкой, Васька обожала спать с ней в обнимку. Это была не просто кошка, это член семьи, почти ребенок. Туська чувствовала каждое сокращение своего сердца, потому что кровь, проходящая через него, стала вдруг невыносимо горячей. - Я не знаю, как быть, - прошептала она, мертвой хваткой вцепившись в любимого зверя.
Шура праздновал победу. Ему удалось причинить ей боль. Настоящую боль! Он зал это. Теперь, с чувством выполненного долга, можно было оставить рыдающую женщину и идти "трубить". Одевшись, он вооружился неизменным аппаратом для подглядывания и исчез в ночи.
Туська сидела на ковре посреди кухни, все еще прижимая к груди притихшую Ваську. Услышав, как закрывается дверь, кошка задергалась, переживая, что ритуал провожания пропущен. Туська отпустила ее проверить дверь и поплелась к спасительному компьютеру. Она точно знала, что ее Ежика нет в сети, но все равно в тайной надежде на чудо, загрузила "Аську".
- Я умираю... без тебя... - написала она, понимая, точно чувствует, в каком состоянии люди кончают жизнь самоубийством. Весь разговор с мужем она держалась как могла, до последнего не давая ему задеть себя за живое. А сейчас каждое его слово жгло ей душу каленым железом. Туська могла тысячи раз убеждать себя, что он не прав, но все равно реагировала на все сказанные ей слова.
Дойдя до отчаянья справиться с ситуацией самостоятельно, Туська набрала волшебный украинский номер. Голос оператора быстро и неразборчиво говорил на чужом полу понятном языке, что-то явно означающее, что Туська не дозвонится. Она отправила СМС. Ответа не было. Позвонила снова. Результат тот же.
Туська умылась, убрала с глаз припухлости и красноту, и отправилась убить пару часов к родителям. Призвав на помощь все самообладание, она старалась казаться веселой и беззаботной, а родители усиленно делали вид, что ей верят, чтобы лишний раз не ходить по больным мозолям...
Вернувшись домой, она обнаружила Шуру спящим и облегченно вздохнула. Общаться с ним снова ей хотелось меньше всего на свете. Растянув во весь экран фотографию Игоря, Туська снова набрала его номер. Ответ все тот же.
- Я места себе не нахожу... где ты? Что случилось? Телефон не отвечает... в сети тебя нет... только бы с тобой было все в порядке... не знаю, кому молиться... - не выдержав, написала она в половине первого ночи.
О сне можно было забыть. Единственное, что в эти минуты могло хоть как-то держать Туську на плаву - это их переписка. Она открыла архив за последние несколько дней и, (о ужас!) обнаружила в нем многочисленные Шурины комментарии. Он не терял времени даром и обильно снабдил дегтем бочку меда. Туська повсеместно натыкалась на его написанные заглавными буквами издевательские замечания. Это выглядело как матерные надписи углем на светлом только что построенном доме. Туську снова резануло по сердцу, и она принялась старательно вымарывать Шурины художества. Через пол часа, она не выдержала снова:
- Игорюшенька! Это уже выше моих сил... пожалуйста, пошли хоть весточку... не пугай меня так... Сердечко ноет... - она снова позвонила, и с тем же результатом. Новая СМСка полная боли и отчаянья улетела следом.
Следующий час показался Туське вечностью. Она в пол глаза читала переписку, разглядывала фотографии, снова и снова набирала киевский номер и посылала сообщения. К двум часам ночи сдалась. Залезла в "Аську" и начала изливать душу.
- Ниточка... тонкая ниточка между нами... Тебя нет ни в сети, ни на телефоне... и все... я не знаю что думать... и что будет завтра... мелочь... отключен телефон. Ерунда, могут кончиться деньги не счету или разрядиться аккумулятор... Ну, где же ты!!! - мысленно закричала она в конце. Ей показалось, что от отчаянья у нее начинаются галлюцинации, и что она принимает желаемое за действительное, но цветочек действительно ожил.
- Появился... - выдохнула она, оплывая на стуле и чувствуя неимоверную тяжесть в плечах, как будто она долго шагала в гору с тяжеленным рюкзаком, а теперь на привале сняла его, но тело еще долго будет чувствовать натруженный след от лямок.
- Я здесь... только пришел домой... все знаю... - рвался навстречу любимой Игорь, торопливо набирая буковки. - Там где я был просто не было связи... - пытался оправдаться он.
- Ты устал, наверное, безумно... - пришла в себя Туська, вспомнила когда они расстались и даже чуть-чуть усовестилась, что мучает его после такого длинного дня. - Ладно... жив... здоров... - приготовилась попрощаться и отпустить его отдыхать она.
- А ты переживаешь... Прости, но мне все-таки надо работать... Если я не буду работать, мне просто будет не на что жить... - объяснял он ей как маленькой девочке.
- Конечно, надо, - согласилась Туська, готовая на любые его слова, лишь бы он снова не исчез.
- Я прекрасно знаю, как ты ко мне относишься... И я тебя очень люблю...
- Больше не скажу ни слова на эту тему... - торжественно пообещала Туська, зная, что у нее все равно не получится сдержать слово. - Нет тебя, значит нет...
- Я знаю что, для тебя это пока только буковки... Мне нечем доказать свою любовь... приедешь-поймешь сама... я слов на ветер не бросаю... Мне плохо оттого, что ты могла подумать, будто я несерьезно отношусь к тебе. Поверь, я тебя очень люблю... Мне тебя жутко не хватает...
- Сейчас я могу подумать все что угодно... но точно знаю, что ты меня очень любишь... - одновременно с ним написала Туська и увидев появившиеся друг под другом сообщения об одном и том же, наконец, улыбнулась.
- Просто, когда земля уходит из под ног, я рублю все канаты. Падать, так падать! Прости, если обидела... - попыталась объяснить она, передавая скорее настроение, чем смысл.
- Тусечка! Я хорошо тебя понимаю... Что я могу сделать для тебя сейчас? Я пойду на все... - он выругался про себя на разделяющее их расстояние.
- Сейчас я должна выгрести одна... - понимая, что он ничем не сможет помочь, написала Туська.
- Не думаю, вдвоем все же легче... - снова предложил он. - Приезжай и оставайся... Со временем, сниму для нас квартиру. У меня сердце разрывается... Мне очень нужна ты... со всеми горестями и радостями...
- Береги сердце... пригодится еще... - как могла, пошутила Туська.
- Здесь тебе тигрой быть не понадобится... - продолжил он.
- Ладно, приеду - отмоешь полоски... - стала потихонечку оживать Туська.
- Я прямо физически чувствую, что тебе плохо... - попытался описать свое состояние он.
- Мне уже не плохо... Ты со мной, чудовище спит, а на душе еще гадко, это правда.
- Сволочь он, - выбрал самое цензурное из того, что пришло в голову Игорь.
- Сегодня соглашусь, даже защищать не стану... - кивнула Туська, вспомнив вечернюю сцену с ножом.
- Я тебя не обижу... - поклялся Игорь и нетерпеливо добавил, - когда уже мы будем вместе???
- Мы БУДЕМ вместе... - уверенно произнесла Туська.
- Обязательно... - подтвердил он, - ты должна всегда помнить, что есть человек, который тебя любит... которому ты нужна...
- Я сейчас только тобой и живу... - призналась она.
- А я тобой... моя девочка... - ответил он.
- Улыбнулась... - не смогла не поделиться эмоциями Туська, рожица которой засияла как начищенная копейка, при виде этого обращения.
- Знаю... мне очень приятно так тебя называть... - правильно понял он. - И все-таки, что ты во мне нашла? Я ничем не выделяюсь... - решился напроситься на комплимент он.
- Такой глубины и искренности я не встречала ни в одном человеке... Сегодня в свой адрес я слышала текст: "у тебя бешенное количество недостатков... (подробное перечисление - начиная с внешности - кончая тещей)... но ты хорошо готовишь... Ты больше никому не нужна... так и быть оставайся" Я точно знаю, что ты не опустишься до подобного варианта общения... Ты для меня особенный, - с чувством закончила она.
- Ну, я не богат, не знаменит и не престижен... - воздержался он от комментария о Шуриной выходке.
- Это значит что, тебя мало что держит в Киеве... И это здорово! - обрадовалась Туська.
- В Киеве-то особо ничего... а на Украине... - подумал о дочери и родных он. - Вот так бы сжал тебя...
- Как? - решила понежиться Туська, раз разговор о его переезде в Питер снова смазался.
- Крепко, но бережно... - стал мечтать он.
- И? - приподняла она бровь.
- Больше не отпустил...
- Что мешает?
- Расстояние... мне впервые в жизни не хватает длины рук... - пошутил он и продолжил, - я всю жизнь мечтал о тебе... прямо не верится...
- И как была сформулирована эта мечта? - профессионально спросила Туська.
- Чтобы за своих в огонь и в воду... и знать что это не зря... - ответил он.
- Это о тебе, а не обо мне... - не удовлетворилась ответом она.
- Я мечтаю, чтобы мне хотелось возвращаться домой... - продолжил Игорь. - И чтоб меня там ждали...
- Что же я целый день буду ждать? - в притворном ужасе закричала Туська.
- Ага, - довольно кивнул он, а Туська для себя прочитала это с интонацией работников из мультика "Двое из ларца".
- Меня в клетку?!! - возмутилась она.
- Нет, ты что? Ты же человек творческий ... вот и твори... - исправил ошибку он.
- Знаешь... - вдруг поделилась своими опасениями Туська, - я хорошо себе представляю из чего состоит быт... а из чего отношения - забыла... Вспомню?
- Я сам хочу вспомнить... мы обязательно вспомним... Ты единственная...
- Такое слово... "е д и н с т в е н н а я" ... ммм... - посмаковала Туська.
- Да... именно это слово... никакого другого нет... подтвердил он.
- Интересно, если я приеду измотанная и озлобленная... сколько тебе потребуется времени меня отогреть... - страхи помимо Туськиной воли то и дело вырывались наружу.
- Скорее всего, ты именно такая и приедешь... Не дадут тебе покоя... - проанализировал ситуацию он, - отогрею... в первый же вечер...
- Не дадут... это точно... Твое предложение обвенчаться сделало-таки свое дело... Сашка нашел его и поверил, что все всерьез...
- Вот это да! Нехорошо получилось... - не знал, как реагировать он.
- Очень хорошо! И вовремя! - снова мысленно вернулась она к сегодняшнему разговору.
- Я хочу, чтобы у тебя было поменьше проблем... тебе и так не сладко...
- А я хочу разрешить их по максимуму в уходящем году... и Новый начать с чистого листа...
- Ну, не такой уж он и чистый, - улыбаясь, намекнул на свою скромную персону Ежик. - Тусечка! Уже поздно...
- Угу, три часа покимарить осталось, - взглянула на часы Туська.
- Давай баиньки... а? Поспи хоть чуть-чуть, - позаботился он.
- Давай... не буду тебя больше ждать... - напомнила ему о чудесной манере пропадать, Туська.- Как соскучишься - так и появишься...
- Прости... не повторится... я всегда скучаю... правда... ну не мог... прости... - снова извинился он.
- Нет... не прощу... - уперлась Туська, - улыбнулась... мучайся...
- Я пришел домой и боялся даже СМСку скинуть... вдруг ты уже спишь?
- Я ложусь в постель с телефоном в кулаке и сплю в пол глаза... просыпаюсь раз в 15 минут и проверяю экран... а ты боишься... тьфу... Я ВСЕГДА жду твои СМСки!!! Я вообще не могу уснуть, не зная где ты. Если приходит СМС, я ее читаю и дальше засыпаю счастливая... А просыпаясь, читаю снова... - снова объяснила она, очень надеясь, что он все-таки поймет.
- Засыпай... очень люблю тебя... моя родная девочка... - промурчал он.
- Спокойной ночки... приятных снов тебе... нежно целую... ушла... - попрощалась она в ответ.
- И я тебя... спокойной ночки... улыбайся во сне... пока....


Глава 15.

Понедельник - день тяжелый. И вся его тяжесть навалилась на Туську, напоминая и о самых коротких днях зимнего солнцестояния, и о том, что снег так и не укрыл город чистым покрывалом, делая улицы светлее, и о том, что началась самая последняя неделя года, во время которой надо будет успеть завершить все начатые дела. По свалившемуся на нее объему работы, Туське казалось, что на заводе последние месяца три ничего не завершали, и решили с ее помощью наверстать все упущенное сейчас. Аккуратно заложив папками в порядке срочности стол, она по уши закопалась в работу, и не отвлекалась ни на чаепития, ни на перекуры.
Вообще, Туська давно уже заметила, что курит в основном от безделья, потому что, когда она была занята, мысль о сигаретах вообще не приходила ей в голову. Вот и сегодня, свою первую сигаретку на работе, она с удовольствием закурила только часам к четырем вечера, когда поняла, что ее глаза окончательно устали от непрерывного глядения в монитор и, все-таки, стоит прерваться.
Достав из-за пазухи телефон, Туська превратилась из серьезной ответственной дамы, при исполнении служебных обязанностей, во влюбленную девчушку и принялась перечитывать заветные сообщения из Киева. Не успела она дойти и до половины, как телефон в ладошке завибрировал. Туська подпрыгнула от радости и с жадностью накинулась на новые буковки.
Сообщение было особенным - коротким, ясным и требовательным. Игорь интересовался размером ее безымянного пальчика. Сердечко в Туськиной груди начало танцевать ламбаду, поднимая хозяйку на ноги и заражая безудержным весельем. Хотелось, раскинув руки, нестись по заводским коридорам и что есть силы кричать "Я счастлива!"
- Он готов купить мне колечко! Он хочет на мне жениться!!! - мысленно кричала Туська, изо всех сил пытаясь стереть с лица признаки восторга и вернуть на место рабочую маску. Утром она уже пребывала в подобном состоянии, обнаружив сообщение, что сегодня он будет ей писать редко, т.к. к ее приезду затеял ремонт...
Кое-как все-таки взяв себя в руки, Туська принялась за оставшуюся работу, поражая окружающих и саму себя, сроками в которые уложилась с ее окончанием. К девяти вечера, совершенно измученная, но ужасно довольная собой, Туська аккуратно положила на край стола полностью готовый пакет документов для сертификации оборудования.
Можно было ехать домой.
- Зачем туда ехать? Игорь клеит обои, значит, не сможет со мной пообщаться. Что делать дома? - размышляла Туська. Вздохнув, она все-таки решила, что напрашиваться к кому-то в гости в такое время уже поздновато и медленно выкатилась на набережную. Она новыми глазами начинала смотреть на привычные огни, мосты, дома. Оказывается, все это можно потерять, перестать видеть каждый вечер. Как же много значит любимый город! Каким же он может быть холодным и безжалостным, когда рушится жизнь. Или не рушится?
Подъехав к дому, Туська взглянула на окна, и поняла, что Шуры еще нет. Это был плохой знак. Она зашла в квартиру. Проверила. Подзорная труба была на месте. Значит, точно не появлялся. Туська поежилась, стряхивая змейку холода, пробежавшую по спине.
- Я же собиралась больше его не бояться, вот и не буду бояться! - попыталась договориться с собой Туська, понимая, что теперь-то точно уже поздно куда-то сматываться. - Если Шура придет домой пьяный, а Шура придет домой пьяный... Будь что будет, - в конце концов решила она и нырнула в спасительный компьютер.
- Ты сегодня сделал мне такой подарок, о котором я не смела и мечтать... трудно объяснить... просто знай, что я летаю... - начала Туська привычный монолог. - Мне даже кажется, что я научилась жить в ожидании... Или просто ты сегодня не забывал обо мне... Всякий раз, когда я получаю твою СМСку, в мои руки выливается поток нежности... сердце заполняет любовь... твоя любовь... я замираю... боюсь расплескать... и тихо улыбаюсь самой счастливой улыбкой в мире... И мне нужны твои слова... это единственное, что у меня сейчас есть действительно ценного... - Туська писала и писала, в тайне надеясь, что он все-таки почувствует, как ей нужен, закончит с ремонтом, и наконец-то с ней хоть не много поболтает.
Но мужчина, занятый делом чувствовать перестает, и тем более, никогда не бросит дело не завершив, уж если он его начал. Поэтому, Туськины старания оказались напрасны. Она вздохнула и отправилась в ванную, а когда во втором часу ночи вернулась за компьютер, ее терпение все-таки было вознаграждено:
- Солнышко! Ты настолько любимая девочка... ты не представляешь... - почти до слез растрогался он, прочитав ее вечерние послания. - Я знаю, что не уделяю должного внимания тебе... Мне плохо от этого, но я тебя люблю, правда, по-настоящему... Не буду будить... спи... хоть сейчас выспишься... хочу тебя до безумства... Девочка моя, ты для меня просто лучик... Мне от тебя ничего не надо, кроме тебя...
- !!! !!! !!! - Издала Туська победный вопль, обнаружив любимого в сети.
- Мое ты Солнышко!!! - обрадовался встрече он.
- Как это я лягу спать, если ты не пожелал мне приятных снов?!! - возмутилась Туська, прочитав, что он собирался пожелать ей доброй ночи и исчезнуть. - Я так скучала без тебя...
- Солнышко... прости, я сам без тебя не живу... я никого так не любил...
В притихшем доме был слышен каждый шорох. Лифт остановился на Туськином этаже. Вася с победным мявом метнулась к двери.
- Предупрежу сразу... - торопливо настрочила Туська, - могу исчезнуть из сети в любую секунду... Сашки до сих пор нет дома, значит, приползет пьяный... и может случиться все что угодно... - отправила. Прислушалась. Ключ повернулся в соседском замке. Выдохнула. - Это было лирическое отступление... - добавила она.
- Тусечка... мне плохо это слышать, я про твои отношения с Сашкой... меняй билет... я все решу... не могу оставаться в стороне... И не хочу... у моей девочки не должно быть этих проблем....
- Игорюша... - осторожно начала обескураженная его предложением и напором Туська, - наверное, я должна получить все это, чтобы никогда в жизни не жалеть... не оглядываться... не думать "а вдруг"... не чувствовать себя виноватой...
- Наташенька... не надо чувствовать себя виноватой в том, чего ты не делала... - убежденно продолжил он.
- Я не умею, - промямлила Туська, - я всегда была ответственна за все на свете... И если, кто-то из моих знакомых оступается, значит, я ему что-то не додала...
- Теперь я отвечаю... за нас... - прервал ее он.
- Приятно слышать... - криво усмехнулась она. - Тебе понадобится много терпения...
- Я готов... я отвечаю... - жестко и уверенно выпалил он.
- А вдруг я так растеряю всю значимость в собственных глазах? - цеплялась за что угодно Туська, чтобы выкроить время подумать.
- Нет... не выйдет... - рассмеялся он - я уже тебя не только знаю...
- Ты еще и смеешься надо мной...!!! (встала руки в боки) - развеселившись, не дала ему договорить Туська.
- Ну, прям хохлушка... - умилился он.
- Ага... и мне наплевать на каком глазу у тебя тюбетейка... - потрясла она бородой от старого анекдота.
- Ай, вредина, наш товарищ! - радостно похвалил он. - Уважаю... Нет, люблю...
- Одно другому не мешает... - надула губки Туська, - должно дополнять... без одного нет другого...
- Тусечка!!! Ты для меня... - он запнулся, подбирая нужное слово, потом сдался, - нет слов... не поэт я... я просто люблю... мне больше не надо...
Очередной звук лифта заставил Туську подпрыгнуть, и снова ничего не произошло. Ее била мелкая дрожь. Компьютер, какими бы ласковыми словами он ее не осыпал, не мог защитить. Это было выше Туськиных сил. Она боялась, что Шура придет, и боялась, что не придет... Он мог наделать глупостей, а она оказалась бы виноватой, и до конца дней не простила бы себе этого. Однако, была уже половина третьего, значит транспорт уже не ходит, и его может привезти только кто-то из друзей. А кто из друзей столько времени будет оставаться трезвым в пьяной компании, и не уедет домой, или не ляжет спать? Стоиков среди Шуриных коллег Туська не припомнила. Значит, остается такси. Вопрос в том, сможет ли пьяное тело объяснить водителю куда ехать, прежде, чем выключится сознание.
Туська закуталась в плед, вытерла набежавшую слезу и снова посмотрела на экран. Экран преподнес новый сюрприз:
- Что мне делать дальше?... Брать машину? - спросил он, давая понять, что этот вопрос надо решить сейчас.
- Почему ты спрашиваешь? - взмолилась Туська, понимая, что она просто не имеет права тащить одеяло на себя и должна принять такое решение, которое никак не повредит дальнейшей жизни Игоря, как бы ни сложились их отношения. Это было просто ужасно. У нее не было информации. Она почти ничего не знала ни о его жизни, ни о доходах, ни о перспективах. Что ей ответить? Что предположить, чтобы ситуация хоть чуточку прояснилась? - Кредит? - догадалась она, - на какой срок?
- На три года... я зависну на три года. - Ответил он. Туська сидела перед компьютером ни живая, ни мертвая. Их первый семейный совет, от которого так много зависело, начался совершенно неожиданно и...
- Тебе ее обязательно купить именно до нового года? - снова навела мосты она, пытаясь оттянуть время принятия решения.
- Я не знаю, как ты думаешь... но решать надо сейчас... - сказал он, построив не очень понятную для Туськи конструкцию предложения, но смысл она поняла.
- Покупай... - заплакала она, прощаясь с надеждой перетащить его в Питер. Это было просто ужасно, но ничего другого в данной ситуации она просто не могла ответить. Не имела права ломать жизнь очень любимому и совершенно незнакомому человеку. Да, она приедет к нему, да, они посмотрят друг другу в глаза... Но она может ему не понравиться. Он же наверняка идеализировал ее образ, придумал его. И он действительно испытывает очень сильные чувства. Но кого он любит? Сможет ли перенести эти эмоции с образа на живого человека. Соотнести ее слова с тембром голоса и принять их вместе. Ее смех, шутки, манеры, походка - все это было ему не ведомо...
- Попробую продержаться до Нового года... но я без нормального заработка... - ответил он, подтверждая все невеселые Туськины мысли.
- Бери машину и не думай... - ответила она, совершенно не собираясь загонять его в неизвестный ей угол. Ему виднее, как быть. Она отсюда не может дать ему дельного совета. Может только предложить переехать в Питер. Но им будет негде жить... И устроится ли он здесь на нормальную работу... Там у него все родное... Сможет он здесь или она просто сломает ему жизнь? Туська не могла рисковать чужой судьбой. Тем более ЕГО судьбой...
- Договорились... значит, ты в Киев... хорошо... - с облегчением вздохнул он оттого, что решение было принято. Теперь у него были развязаны руки, и можно было действовать. - Я люблю и буду любить тебя, что бы ни случилось... - торжественно поклялся он.
- А-а-а-а-А!!! - кричала Туська, чувствуя, что теперь руки связаны у нее. Она металась по комнате. Нельзя! Нельзя принимать такие решения по сети!!! Она остановилась. Вытерла слезы. И подумала, что ее держит в городе. - Привычные улицы, начала перечислять она, - привыкну к другим; родители - они не остаются одни; друзья - настоящие никуда не денутся, карьера - это не карьера...
- В Киев... так в Киев!!! - решила Туська. Все равно это не навсегда, заодно и страсти улягутся...
- Все... едь... решено... трудно будет - справимся... - снова позвал он.
- Вот ведь переломный кусок жизни... - смиряясь, вздохнула Туська.
- Тусечка!!! Мне плевать на все... ты главное... - почти выкрикнул он, чтобы до нее долетела настоящая энергия этой фразы.
- Меня бьет крупная дрожь... - описала она свое состояние. - Закусила губу...
- Прошу, потерпи... - взмолился он. - Я тебя люблю... очень... я за тебя отвечаю!
- И что это в себя включает? - оживилась она.
- Все! Абсолютно все! - горячо заверил ее он.
- Хочу посмотреть тебе в глаза... мучительно хочу... - призналась Туська, понимая, что к его словам ей сейчас особенно не хватает интонации, взгляда, движений. Она уже три месяца занимается анимацией, сама оживляя своего персонажа. Одновременно пишет пьесу за себя и играет ее за них двоих. Благо, талантливые дедушкины гены, в полной мере наделили ее артистизмом.
- Второго января... все сама увидишь... мы вместе... ты можешь рискнуть? - спросил он и испугался, что она передумает, - прошу... рискни...
- Я приеду к тебе... 2.01...в 20.20... - вяло, почти безжизненно ответила Туська, которую окончательно покинули силы. Ну и ночь выдалась! Такой разговор и на свежую голову вести тяжело, а уж четыре часа ночи...
- Я дату знаю... - усмехнулся Игорь, уже давно по минутам распланировавший этот день, - останься... заклинаю...
- Попросишь об этом, глядя в глаза... - все-таки выдала Туська свой страх, что вся их переписка окажется мыльным пузырем.
- Глядя в глаза? - Представил он их долгожданное воссоединение, - не только просить буду... буду умолять... люблю...
- Мне надо будет оформить развод, найти и обучить себе замену на работе, перегнать машину... - стала перечислять Туська дела, которые точно оттянут ее переезд.
- Тебе нужна помощь... Я знаю, нужна... Мне надо ехать к тебе... - снова решился он поменять планы, готовый в любую секунду броситься ей на помощь.
- Сначала надо встретиться... - попыталась охладить его пыл Туська, совершенно раздавленная грузом решений сегодняшней ночи и не готовая к новым поворотам.
- Сдавай билет... я приеду! - теребил ее он, - Туся, решать так решать!
- Сердечко екнуло... обрадовалась до безумия! - поделилась Туська, женское тщеславие которой сейчас прыгало до потолка "ОН ГОТОВ РАДИ НЕЕ...", но заставила себя притормозить, - задумалась, нет... не гони лошадей. У твоей дочурки каникулы... давай проведем это время как запланировали... - и призналась, - мне страшно до слез...
- Боишься... понимаю... давай сделаем так, чтобы ты не рисковала? - предложил он. И у Туськи на глаза навернулись слезы. Она пытается сделать так, чтобы не рисковал он, а он также заботится он ней. Это было лучше простого объяснения в любви. В этом угадывалась подлинность отношений.
- Ты безумно боишься меня потерять, я понимаю... - ответила она, - но объясни мне ради Бога, куда ты спешишь? Я дышать без тебя не могу и точно никуда от тебя не денусь...
- Обстоятельства... - туманно объяснил он, - и без тебя не жизнь... У меня под этот Новый год куча проблем... и всегда так... - усмехнулся он.
- Так и решай их спокойно... - скомандовала Туська.
- Я уже знаю, как их решать... Решу... Теперь известно, что мы живем в Киеве... меня только эта неопределенность выбивала из колеи...
- Навсегда??? - ужаснулась Туська, прочитав "живем в Киеве"
- Да, - радостно ответил он, считая главным в своей фразе "мы живем".
- Я без Питера хандрить начинаю... - попыталась объяснить она, но решив, что объяснять уже поздно и придется разбираться потом, махнула рукой, - ладно... не буду скулить.
- Я всю жизнь мечтал о такой ЖЕНЩИНЕ как ты, - снова восхитился ее мужестом он, понимая, что подобные решения даются совершенно не легко. - Наташенька! Никто и ничто не имеет значения по сравнению с тобой! Единственное что нам сейчас действительно нужно, это встреча... давай я приеду!
- Когда? - встрепенулась Туська, понимая что он безумно хочет приблизить встречу, но они уже обсуждали сегодня эту тему и решили, что ему ехать некуда.
- Когда скажешь! - молниеносно ответил он, выражая готовность до последнего бороться за их отношения.
- Сейчас у меня нигде нет своего угла в этом городе... - снова сквозь слезы стала объяснять она, расстроившись, что чудо их встречи зависит от нее, но она ни как не может сказку сделать былью ранее намеченного срока. - КУДА ты приедешь? Плачу... безумно хочу тебя видеть... Все плывет перед глазами...
- Девочка моя, - растрогано начал он, не зная как ее утешить, - угол это не главное... Не плачь, правда, не плачь! Мы вместе, всегда... едь ко мне... меняй билет... я все оплачу!
Уже в который раз за эту безумную ночь ситуация переменилась. Туська все еще всхлипывая, улыбнулась. Ей снова не надо мысленно метаться по городу, представляя, где она могла бы его встретить-принять, но просто так бросить работу и укатить она не могла тоже...
- Похоже, мы дошли до кондиции... - написала она.
- Я не шучу... - вернулся к своему предложению он. - Тусечка!!! Давай едь!!! Деньги не имеют значения!!! Я себе отдаю отчет в том, как ты рискуешь... Я не подведу!!!
- И я не шучу... - вздохнула она, вытирая мокрые, начинающие замерзать щеки, и подумала, что очень хочет, чтобы это делали его горячие ладони, представила их вместе... - физически чувствую твои руки бережно сжимающие меня в объятиях... - встрепенулась, вспомнила о последнем повороте разговора и пообещала - завтра заеду в кассу... посмотрю, что можно сделать...
- Тусечка! Попробуй рискнуть! - продолжал уговаривать он, не понимая какой реакции от нее ждать.
- Нельзя попробовать... Можно или рискнуть или нет... - вспомнила Туська старый психологический пример, когда человека просят попытаться встать со стула и показывают, что фактически, что бы он не сделал, он в результате либо остается сидеть, либо встает. А попытки только отнимают силы, и не влияют на результат. - Почему ты хочешь, чтобы я приехала раньше?
- Значит НАДО!!! Если ты не приедешь, то приеду я... - ответил он и спохватился, что снова пытается давить, а не договариваться и поспешил исправиться, - потому что тебе плохо... разве это не причина?
- Камень с души свалился... улыбаюсь... - написала Туська, напряженно ждавшая его ответа. - Конечно причина!!!
- Солнышко, решаем? Только скажи! - попытался подвести итог он.
- Я в совершенно растрепанных чувствах... - честно написала Туська, которая уже с трудом могла соображать и попросила, - сформулируй, пожалуйста, решение...
- Я завтра выезжаю к тебе! - подвел черту он.
- Стоп! - попыталась остановить это безумие Туська, у которой уже не было душевных сил сопротивляться самой себе. Ее чувства кричали: "Ура! Пусть приезжает скорее", а рассудок наложил табу на все глупости, собравшись с силами, она продолжила - и все твои дела полетят вверх тормашками???
- Это уже не важно... я все вопросы решу, ты гораздо важнее... - убежденно сказал он, демонстрируя решимость играть ва-банк.
- У меня руки дрожат, - рыдая, написала Туська.
Впервые в жизни мужчина был готов ради нее на безумный поступок. Готов был лететь к ней, не разбирая дороги, не думая о последствиях, просто потому что ей было плохо. А было ли ей настолько плохо, чтобы возникла необходимость ее спасать? Тысячи женщин самостоятельно разбираются с пьяными мужиками, которые лупят их смертным боем. Или просто терпят, глотая слезы. Туське совершенно не хотелось терпеть, и она вовсе не собиралась терпеть, именно поэтому, она и разводилась с мужем. Но было ли ее положение настолько плохо, чтобы необходимо было, сломя голову, лететь из-за границы ее спасать? Конечно, нет! Туське стало стыдно, что она, сама того не желая, заварила эту кашу и измотала нервы и себе и ему. Ночь казалась ей бесконечной. Он готов приехать. И что дальше?
- И что мы будем делать, когда ты приедешь? - всхлипывая, спросила она, понимая, что как бы ей этого ни хотелось, она просто не имеет права допустить подобное безумство.
- Успокойся... я рядом... - ответил он, чувствуя, что она снова колеблется. - Я тебя заберу и никому не отдам!
- Куда заберешь? - спросила она, понимая, что все-таки не может этого допустить и собираясь правильно разрулить ситуацию, которую сама же и спровоцировала.
- К себе... - пожал плечами он, удивляясь вопросу, ответ на который столь очевиден.
- В тот же день? - вела свою линию Туська.
- Да, - кивнул он, все еще не понимая, куда она клонит.
- Я не могу просто так уйти с работы... - продолжила она подводить его к мысли, что все-таки не стоит пороть горячку.
- Я приеду, и будем решать... - в свою очередь, продолжал вести свою линию Игорь
- Я не хочу так... - надула губки Туська, применяя не очень честный, но зато действенный прием.
- Давай сделаем так, как ты хочешь... - сдался он.
- Сейчас, я хочу сама приехать к тебе... - пустилась Туська в объяснения, понимая, что все-таки убедила его, и чувствуя себя жутко виноватой перед ним, и за ночь нервотрепки и за то, что, наверное, сейчас обидела его, на давая возможности поучаствовать в решении своих проблем. - Может быть, подумав, я изменю свое мнение... - добавила она, - ты очень давишь... я теряюсь... не могу думать... МНЕ БЕЗУМНО СТРАШНО (наверное, потом мы будем смеяться, вспоминая эту ночь). - Это была чистая правда. Сейчас Туське было совсем не до смеха, ее трясло как осиновый лист на ветру. Она всю ночь прислушивалась ко входной двери, по-настоящему чувствуя смерть, бродящую где-то совсем рядом, и за каких-то пару-тройку часов успела принять два судьбоносных решения. Такие дни бывают не часто...
- Ладно... - окончательно сдавая позиции, выдохнул он, и начал оправдываться. - Просто я привык все решать самостоятельно и быстро, и знаю, каково это, а потому не могу оставлять эту тяжесть тебе... А потом, наверное, посмеемся, - вымученно улыбнулся он.
- Просто я уже определила дату отъезда... - в свою очередь пыталась снять напряжение с ситуации Туська, - ...все спланировала, устроила... предусмотрела все варианты... Правда, билет надо было брать на 30... но ты ведь тогда еще не предлагал встречать Новый год вместе...
- Тогда была другая ситуация... - вспомнил он головокружительное развитие их отношений, - теперь я мечтаю об этом!!!
- А не слишком ли быстро она изменилась? - подколола его Туська.
- Это о тебя не зависело... - смеясь, щелкнул ее по носу он.
- Тебе же не свойственны импульсивность и необдуманные поступки... - снова поддела она его.
- Нет, не свойственны...- согласился он, - я уже все обдумал...
- Мда... ну и ночка выдалась... - все-таки чуть-чуть расслабляясь, откинулась Туська на спинку стула, - Я поняла, почему на самом деле сопротивляюсь твоему приезду. Попробую объяснить. Мне безумно хочется начать реальные отношения с тобой со сказки. Организованной тобою сказки... цветы... красивая встреча... Я не хочу встретить тебя с кислой моськой и глазами полными слез... Мне важно, чтобы это была ДРУГАЯ жизнь...
Игорь понял ее, она сердцем почувствовала, что понял правильно. Все слова были сказаны. Оставалось попрощаться и ждать встречи. Просто ждать ее, как самого большого подарка в жизни и не торопить время, а научиться наслаждаться и этим ожиданием тоже.

_________________
В свободное от работы время с Вами, а на работе чиню Ваши машины. Понадобится автопомощь в Питере - звоните 931-09-78

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея Хозяйка местной горыПросмотреть профильПосетить сайт автора Вернуться на верх страницы
Хозяйка местной горы
Водитель Популярного Седана


Возраст: 44
На сайте с: 14 Ноя 2009
Сообщения: 153
Откуда: Санкт-Петербург
Авто: Subaru Forester
russia.gif
СообщениеДобавлено: 22/12/2009, 18:31  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Глава 16

На следующий день, вернувшись с работы, Туська застала мужа дома. Он был какой-то совершенно потерянный - молча сидя на диване, смотрел в одну точку.
- Саш, случилось что-нибудь? - спросила Туська, - Что с тобой!
- Андрюху Карасева помнишь? - бесцветным голосом ответил он.
- Помню, - осторожно сказала Туська, не понимая, куда сейчас повернется разговор, - так в чем все-таки дело?
- Дело в том, что мы вчера вечером пили водку, потом он поехал домой, а я остался продолжать застолье с Кутузовым... До дому он не доехал, даже до метро не дошел. Его убили, во дворе, в ста метрах от станции. - Шурин голос начинал дрожать. - Я не пошел с ним... Если бы я пошел... - он зарыдал...
У Туськи перед глазами стоял приятный тридцатипятилетний мужчина, живший по соседству с ними. Это был один из самых успешных прорабов электромонтажной конторы, в которой работал Туськин муж.
- Трое детей... осталось трое детей... - пульсировало у нее в мозгу. - Глупо и несправедливо. Вот оно, семейное счастье. Наслаждайся! Детишки, новая квартира, блестящая иномарка из салона... - она судорожно втянула носом воздух. - Почему так?
Странная штука, жизнь. Чем активнее стремилась Туська понять ее законы, тем на большее количество парадоксов наталкивалась. Ей всегда было не понятно, почему женщины, которым не на что растить детей беременеют десятки раз, а у тех, кто способен нормально прокормить, дать хорошее образование своему чаду, очень часто возникает проблема это чадо завести...
Туська села на край дивана, безвольно опустив руки. У нее не было сил даже закурить. Она казалась себе праздничным шариком, из которого внезапно выпустили воздух, и он повис бесформенной тряпочкой. В последнее время она слишком часто стала напоминать себе этот шарик, видимо уровень стресса зашкаливал...
- Так вот чья смерть витала в воздухе прошлой ночью! - автоматически отметила про себя Туська. - Я почувствовала ее, но моя мания величия затмила сигнал и переключила на собственную драгоценную персону. Когда же я научусь по-настоящему понимать все, что чувствую?
Туськины мысли стали хаотичными как полет мухи под потолком. Ей было жалко Андрея, его семью, Шуру, терзаемого чувством вины и бесконечными "если бы", себя... Хотя, что касается себя, у Туськи пропал страх. Пропал совсем. Она знала, что сентиментальный Шура, больше не будет разбрасываться угрозами и тем более, не посмеет к ней прикоснуться...

Последняя неделя перед Новым годом неслась как ракета. Минуты, часы, дни... Туська чувствовала себя лисицей, улепетывающей от охотников и заметающей следы хвостом. Временами, она прерывала свой бег, отвлекаясь на СМСки, улыбалась им и неслась снова. Чем ближе была ее поездка, тем более крепкой становилась Туськина уверенность в том, что она поступает правильно.
Игорь уехал из Киева, чтобы купить машину. Было что-то особенное в выборе цвета по СМС... Утверждая один из предложенных вариантов, Туська до слез смеялась, понимая, что дистанционный выбор машины все равно не может затмить их авантюры с выбором друг друга вслепую...
Временами Туське казалось, что ее душа закручивается в спираль, похожую на структуру ДНК, и состоящую из кусочков разной температуры, от совершенно ледяного до нестерпимо раскаленного. Она все время остро чувствовала присутствие этой не очень комфортной конструкции у себя в груди, точно зная, где на самом деле живет ее душа. А душа в свою очередь требовала творчества. Это была Туськина маленькая хитрость в договоренности с самой собой - заменить жажду любви на муки творчества, чтобы все-таки хватило сил дождаться встречи.
Она уже точно знала, что все обязательно получится, потому что наконец-то нашла выход из давно уже мучившей ее ситуации. Дело в том, что имя Игорь вызывало у Туськи не самые лучшие ассоциации. Такое имя носил первый муж Туськиной сестры. По иронии судьбы у него даже отчество было такое же. Можно было решить, что это семейная мода - выходить замуж за Игоря Валерьевича, но целовать Игоря, жить с Игорем, заниматься любовью с Игорем, Туське не хотелось. Правда, она не очень расстраивалась на эту тему, точно зная, что все равно непременно его переименует... И вот, такой момент настал. Туська, сама не заметила, как это произошло, но тревожное и холодное имя Игорь само собой в ее устах трансформировалось в теплое и уютное Гоша.
Она, безумно счастливая, смаковала это новое имя, прокатывала его на языке во всех возможных вариациях, писала на бумаге и набирала в СМСках до тех пор, пока окончательно не привыкла. Теперь у нее был свой Гошка - единственный, неповторимый, ни на кого не похожий, не имеющий отношения ни к чьей судьбе, кроме ее собственной. Часть ледяных колец в душе заметно потеплело, позволяя немного расслабиться, и долгожданное творчество снова полилось потоком. Теперь все сообщения Туська отправляла только в стихах, а ее Гошка, как мог, старался соответствовать, и отвечал тоже в рифму. В ночь на католическое Рождество, перечитывая их дневную телефонную переписку, Туська наткнулась на почти стройный стих. Она тут же схватила гитару, и кухня наполнилась звуками Их первой песни.

Ну что такое тыща верст?
И что такое "заграница"?
Когда Судьба твоя томится...
Так далеко далече от тебя...
Скажи мне милый человек...
Быть может птицей обратиться,
Чтобы с тобою рядом очутиться...
И заглянуть в глаза твои любя?

Я тебе протянула сердечко
На раскрытых озябших ладошках
Сохрани, обогрей его, Гошка.
Будем счастливы мы бесконечно.

Я возьму его бережно в руки.
И дыханьем своим отогрею...
Тяжело, дорогая, в разлуке...
Лишь бы встретиться нам побыстрее...

Ну, вот и закончилась предновогодняя лихорадка. Сегодня было уже 31 декабря. Утром Туська успела съездить на работу, и заполучить для своего Гошки в подарок уникальную бутылку пятнадцатилетнего коньяка "Император". Придя домой, она придирчиво осмотрела квартиру и, не найдя там никаких следов приближающегося праздника, все-таки расстроилась.
- Через каких-то восемь часов наступит новый год, а я впервые в жизни не ношусь по квартире, готовя праздничный стол, не примеряю наряды, не делаю яркий праздничный макияж с блестками.
Сашка тихий и бесцветный тоже слонялся по квартире, не зная, куда себя деть. К маме он почему-то не ехал. С друзьями не созванивался.
- Как ты будешь встречать Новый год? - поинтересовалась Туська, понимая, что от его ответа зависят ее дальнейшие действия.
- Не знаю, - жалостливо выдавил из себя он.
- Значит, он будет сидеть дома, пока его кто-нибудь не позовет... если позовет, - заключила Туська и приняла решение, всю новогоднюю ночь рулить: - и деньги будут, и не придется сидеть в пустой квартире, глядя в телевизор.
Все-таки, очень полезно принимать решения. Туське стало легче. У нее появился план действий, и, как израсходовать оставшееся до отъезда время, теперь было тоже понятно.
Телефон на груди завибрировал и сообщил, что Гошка уже ждет, не дождется, пока она залезет в сеть!
- Девочка моя... я тебя очень-очень люблю... Ты мое единственное сокровище... Без тебя нет жизни... - написал он, пока она загружала компьютер. - С наступающим Новым Годом!!! Так много хочется пожелать... ВСЕГО... ЛЮБЛЮ ТЕБЯ БЕЗУМНО!!! Ты самый прекрасный человек в мире!!! ... Девочка моя!!! - наконец увидел он ее...
- ГОШКА!!! - радостно кричала Туська, увидев, что он ее уже ждет.
- Поставил елку... запах!!! - похвастался он, намекая, что уже почти готов к их празднику...
- ТЫ мое сокровище! - умилилась Туська, - я так мечтала о елке! - написала она, и вспомнила, что покупка елки в их с Сашкой семье всегда была ее обязанностью.
- Вообще-то это сосна... - уточнил Игорь. - Но, все равно классно!!! И кто-то под ней сидит... - не утерпел он, намекая, что уже заготовил Туське подарок.
- Сосны я люблю больше, чем елки, - улыбнулась Туська, представив себе пушистую лесную красавицу, - на самом деле, мой любимый лес - сосновый бор... светлый, солнечный... карельский...
- Как у тебя день сегодня? - спросил он, зная, что его могут ожидать любые сюрпризы.
- Телефон разрывается, все зовут в гости... я не хочу... - честно призналась Туська.
- Сходи!!! Развейся!!! Наше счастье от нас никуда не денется...
- Не могу... физически не могу... ножки не несут... - пожаловалась она, понимая, что действительно не пойдет греться у чужого огня. Праздник бывает один раз и она сохранит желание встретить новый год до их свидания. - Может еще переменится настроение, добавила она, - часов в 11 сорвусь и укачу к кому-нибудь...
- Отдохни и сходи, а то будешь дома кукситься, а я не смогу быть с тобой в "Аське", - грустно добавил он, - я буду таксовать.
- Удачи тебе... - пожелала Туська, усмехнувшись, что и тут их решения совпали, но не стала ему говорить, что тоже собралась рулить по пьяному городу. Ей было горько оттого, что такой яркий, талантливый многогранный человечище, как ее Игорь, должен провести новогоднюю ночь за рулем, чтобы заработать денег. Она усмехнулась шуткам, которые шутит с людьми жизнь, и продолжила о себе: - А я буду жечь свечи, танцевать, петь, мечтать. - Почти не соврала Туська, решившая, что ровно в двенадцать все равно на дороге ловить нечего, и значит, у нее будет час на себя любимую. - мне сейчас лучше одной... не надо изображать бурную радость, которой нет...
- Спасибо... - он вздохнул, понимая, что она права и эту тему надо замять, - и все-таки, желаю тебе хорошо встретить новый год!!!
- Улыбаюсь...- описала свою рожицу Туська, которой тоже очень хотелось поменять тему разговора, - я тебя обожаю!!!
- Я знаю, чувствую... я тебя тоже!!! - самое главное в этой фразе было "чувствую", это делало их неправдоподобные отношения хоть чуточку реальнее. Подумав, он добавил - осталось совсем немножко... терпения нет...
- А ты как чувствуешь, что безумно нужен мне? Чем? - уцепилась Туська за предложенную ниточку.
- Не знаю чем, - растерялся он, - но уверен, что ты мое сокровище... без тебя теперь никак... навсегда... Я сердцем чувствую, что ты моя... и тоже навсегда... и я твой...
- МОЙ, знаю... - у Туськи на глаза навернулись счастливые слезы. В ее телефоне он уже давно был назван "Я твой" и сейчас, впервые написал это сам.
- Вот теперь бери меня всего и делай что хочешь... - поддразнил ее он.
- Я знаю, что делать... - заговорщически улыбнулась Туська.
- Секрет? - полюбопытствовал он, попавшись на провокацию.
- Не секрет, все просто... - ответила она, - нет ничего приятнее, чем доставлять радость любимому человеку, этим я и займусь...
- Мы будем СЧАСТЛИВЫ!!! - заключил он, наслаждаясь ощущением, растекающегося внутри чего-то теплого и очень приятного.
- Почувствовала, как ты прижал меня к сердцу... - написала Туська, до которой докатилась его волна.
- А я чувствую тебя... ты смотришь мне в глаза... как же я тебя хочу! - его признание было естественным как восход солнца. Они оба не удивились. Они уже давно не удивлялись их взаимочувствованию на расстоянии. Видимо, такая ерунда, как разделяющее людей расстояние Ее Величеством Любовью просто не учитывается как помеха.
- Значит, ты тонешь... вязнешь в зеленом болоте моих глаз... - улыбнулась Туська, представляя как всякий раз запрокидывает голову, чтобы заглянуть в его самые добрые и любимые глаза на свете.
- Уже не всплыть... какое там болото - ОКЕАН!!! - рассмеялся он и все-таки решился попрощаться, чтобы отдохнуть перед бессонной ночью. - Солнышко, я сейчас лягу поспать...
- Приятных снов тебе, любовь моя... отдохни... - с готовностью отпустила его Туська, понимая, что и ей стоит прилечь перед такой же ночью. - Будь уверен, я подниму бокал за наше счастье.... и загадаю желание... Я обожаю тебя... хочу нежить, лелеять, заботиться... дарить тебе радость... делить с тобой грусть....
- Я тоже... - сглатывая комок в горле, ответил он, - только с грустью я сам разберусь.
- Нет, не сам! - Запротестовала Туська, - иначе ты эмоционально отдалишься, а это больно... А я хочу, чтобы ты все время был рядом, и между нами бы не стояли недомолвки и глупые тайны, возникающие из желания оградить...Я хочу засыпать, уткнувшись носом в твою пушистость... мы будем вместе всегда...
- Хорошо... - сдался он, - у нас все будет вместе...
- Все... Нежно целую тебя, иди отоспись... - решилась закончить разговор Туська - когда я совсем затоскую, пришлю тебе СМСку...
- Я тебя очень, очень люблю... целую... с наступающим тебя, моя девочка!!! - написал он, и подарил неизменную розочку: @-}-}--
- И тебя с наступающим!!! - ответила она, вдруг очень остро осознав, что это их последние слова друг другу в уходящем году. Но все было уже сказано. За эти два месяца из головокружительного романа ими было сказано больше, чем многими парами за всю совместную жизнь. Туська вздохнула.
- Все... до встречи в новом году!!! - подумал о том же он.
- Все... Ну, иди же, пока я в силах тебя отпустить... - взмолилась Туська.
- Ушел, ЛЮБЛЮ!!! - поставил точку в разговоре он.

Туська проснулась в одиннадцать и обнаружила, что Шура все еще дома.
- Ты так никуда и не ушел? - толи утвердительно, толи все же вопросительно констатировала она.
- Я к Плеханычу... ночью... - коротко ответил он.
- Хочешь, пойдем Старый год проводим к моим, - из вежливости предложила Туська подняться к родителям, понимая, что дома праздника нет совсем, а у них стоит елка и накрыт стол...
- Пойдем, - неожиданно согласился он, - посидим часик, а потом к Дюшке. Ты поедешь со мной?
- Я? - завертелась на месте Туська, не понимая, почему он ее зовет, потом решила, что ему просто не на чем ехать и успокоилась. - Я могу тебя отвезти.
Минутки тянулись. Туська не пила, предупредив всех, что ей еще рулить, и вяло поглощала салаты, не чувствуя их вкуса. Старый год уходил мучительно медленно. Она уже успела в деталях рассмотреть убранство родительской елки, запихать под нее подарки и заставить всех присутствующих их найти, а год все не кончался.
Наконец, забили куранты. Бокал шампанского все-таки оказался в Туськиной руке и она, пригубив из него, всем сердцем пожелала, чтобы ее сказочная история с киевским Ежиком превратилась в настоящую. Не успела она сформулировать желание, как завибрировал телефон в недрах декольте. Схватив его дрожащими руками, она поняла, что звонок сорвался.
Перезванивать было бесполезно. В праздники связь всегда давала сбои. Туська кусала губы. Ей так хотелось слышать Его голос, знать, что в Новом году, она так же нужна своему Гошке, как в старом.
- Осталось всего двадцать часов до поезда. - машинально подсчитала Туська и настроение ее слегка улучшилось. За окном свистели, шипели, ахали первые фейерверки. Казалось, что кто-то специально рассчитал высоту взлета ракет и утвердил ее на уровне родительского этажа. Вся компания, чуть притушив свет, заворожено наблюдала, как прямо напротив окна в воздухе расцветали и гасли огненные хризантемы всевозможных форм и цветов. Налюбовавшись чудесами современной пиротехники, Туська с Сашкой откланялись, и укатились в Новогоднюю ночь.
Как ни странно, праздничное настроение у Туськи все-таки было. Она договорилась с собой, что наблюдает грандиозную генеральную репетицию их с Гошкой завтрашнего праздника. Точнее, это его прелюдия, световая увертюра. Туська была уверена, что в Киеве сейчас творится то же самое, и ее Ежик тоже колесит по веселым украшенным улицам. Единственное, что вызывало досаду и раздражение - это связь. На каждом светофоре Туська снова и снова пыталась дозвониться в Киев или хотя бы отправить СМС. Все попытки были тщетны. "Мегафон" и "Киевстар" не справлялись с нагрузкой Новогодней ночи. Помогая мигрировать развеселым компаниям от одного праздничного стола к другому, Туська даже подзаработала кругленькую сумму денег, полностью окупив свои расходы на билет и подарки Гошке и его дочурке. В пятом часу утра, пассажиры уже перестали быть веселыми и беззаботными людьми и превратились в просто очень пьяных. Туська решила, что достаточно заработала, и катать такой контингент не будет, она повернула к дому, и тут... о чудо!!! Наконец-то дозвонилась!!!
- Тусечка! С Новым годом, родная моя девочка, я так рад, что тебе все-таки удалось прорваться! А я всю ночь пытаюсь, но тщетно. - радостно кричал Игорь... У Туськи зашлось сердце. Все было правильно! И город безумно красивый, и жизнь прекрасна! И он ее любит!!! Очень любит и ждет. Теперь можно ложиться спать, и чем дольше проспишь, - тем меньше времени останется до поезда.
Приехав домой, Туська обнаружила там своего взрослого племянника Степана с девушкой. Точнее, Степка дрых без задних ног, а девушка Саша как тень слонялась по квартире, не зная, куда себя деть. Дамы с удовольствием откупорили бутылку шампанского, распечатали коробку конфет, дома все равно больше ничего не было, и принялись тихо встречать новый год, думая каждая о своем, благо до рассвета оставалось еще часа три, а салюты почти кончились, так что утро вполне могло сойти за ночь. Правда, к середине бутылки разговор уже во всю вертелся вокруг Туськиного головокружительного романа, и она, с гордостью демонстрируя фотографии, общалась скорее с ними, чем с девушкой Сашей.
Проблески рассвета намекнули, на окончание праздника и заставили всех обитателей дома угомониться. Вася была не очень довольна таким поворотом событий, но, накормленная, причесанная и поглаженная, все-таки решила тоже вздремнуть и свернулась клубочком у Туськи в ногах. Закрыв глаза, Туська продолжала видеть огни ночного города, Гошкино лицо, собственные золотые локоны, разметавшиеся по подушке. Картинки все быстрее сменяли одна другую, и наконец, когда они заворачивались в пеструю спираль, Туська провалилась в сон.


Глава 17

Сборы были не долгими. Туська проснулась, приняла ванну, тщательно проверила состояние всех лишних волосинок на теле и вся вымазалась ароматным молочком. Проведя по себе ладошкой, она удовлетворенно отметила, что такая нежная кожа, наверное, была у нее только в детстве. Договорившись с шевелюрой, что ей позволено закрутиться в тугие блестящие локоны, Туська осталась вполне довольна своим отражением в зеркале. Решив, что сутки ехать в поезде лучше без косметики, краситься она не стала вовсе. Итак, сумка собрана, перья почищены, до выхода час. Значит - к родителям.
Туська забежала попрощаться и глотнуть чайку. Только отказавшись от какой-либо еды, она поняла, как на самом деле волнуется. Уж если ей кусок в горло не лезет - значит она почти при смерти. Где-то приблизительно так оно и было. Старый год кончился и вместе с ним кончилась вся старя жизнь, а новая еще не началась. Туська чувствовала себя летящей над пропастью. Вы когда-нибудь пробовали трескать "оливье" в свободном падении? Вот и Туська есть не могла. Она хорохорилась, бодро улыбалась, пыталась связно общаться и шутить, но душа вместе со всей ее разнотемпературной спиралью ушла в пятки, и перетащила за собой все внимание организма. А потому, Туська все время застукивала себя за созерцанием собственных ног, усмехалась, переключала внимание, на что-нибудь другое, переставала себя контролировать и снова убегала взглядом под стол.
Все когда-нибудь заканчивается, и этот час закончился тоже. Туська попрощалась с родителями и выкатилась в ночь, получая огромное удовольствие от путешествия в "маршрутке" и метро. Она сама себе казалась первопроходцем, пионером любовного похода, героиней и беглянкой одновременно. Адреналин заставлял сердце стучать барабанной дробью, Туськины щеки от возбуждения зарумянились, глаза сверкали, а мех на кожаном кардигане искрился от первых робких снежинок, все-таки решивших стыдливо укрыть не по-новогоднему голый город.
На вокзале Туську ждал приятный сюрприз. Ее Сашка, не удержалась и прикатилась проводить подругу. Это было очень приятно. И ответственность за Туськин сумасшедший поступок вроде как оказалась поделенной. Она успокоилась, снова решив, что поступает правильно, и стала наслаждаться атмосферой вокзала, поездами, редкими первого января пассажирами, тянущими за собой багаж.
Все-таки вокзал - особое место, маленький мир, где все обостряется - и печали, и радости. Где не спрятать ни любви, ни равнодушия. Место переоценки ценностей... Туська дрожащими руками приняла Сашкин подарок - набор свечек для их с Гошкой праздника и мамин пирог с капустой. Все-таки очень приятно, летя над пропастью подержаться за чью-то родную руку, пусть и не долго.
Фирменный украинский поезд "Лыбидь" заслуживал особого внимания. Он даже снаружи казался чистым и аккуратным, а вагон вообще поразил Туськино воображение. Одна его половина его была занята пассажирскими купе, а вторая оказалась рестораном с барными стойками и высокими стульчиками.
Прощание, последняя сигаретка, чуть промокшие ресницы, и... поезд тронулся, начав отсчитывать перестуком колес сутки до эпохальной встречи. Все Туськины попутчики были мужчинами, а потому все обитатели купе, включая Туську, повели себя в полоном соответствии со всеми законами жизни в первый день нового года, т.е. совершенно обессилено рухнули спать, как только раздали белье.
Чуть покачиваясь на любимой верхней полке, Туська думала о своем неудавшемся замужестве и о жизни этой осенью, о том, что на самом деле совершает побег и о том, что вверяет себя в руки судьбы. Может быть, она заснула на этой мысли, а может быть на ней проснулась, но пробуждение Туськино было бы совершенно комичным, если бы не серьезность всех действующих лиц.
Ее держал на руках великан лет сорока в морской форме. Удостоверившись, что она проснулась, и не выпуская из рук, он деловито поинтересовался, где Туськин багаж и сообщил, что они уже в Белоруссии, и что он забирает ее собой, чтобы на ней женится. Туська беспомощно хлопала глазами, не понимая, шутит он или всерьез готов сейчас вынести ее из вагона в пургу. Метель за окошком была не шуточная, поезд стоял, а Туськин попутчик был уже совсем при параде, и действительно собирался выходить.
- Интересно, это ему мой богатырский храп за ночь так понравился? - про себя хихикала Туська, - или мои звезды сейчас встали в позицию замужества и готовы отдать меня замуж куда угодно?
Великан, все еще держа Туську на руках, стал выходить из купе. Она, превратившись в Жихорку на лопате Бабы яги, запихивающей его в печь, растопырила на сколько могла руки, цепляясь за двери и, смеясь попросила вернуть ее на родную полку. Великан вздохнул и нехотя вернул ее на место.
- Меня вообще Серега зовут. Зря ты так. Жили бы вместе, не тужили. Да и знакомство бы получилось не забываемое. Но, если надумаешь, вот мой адрес, - он протянул Туське визитку, козырнул, подхватил свой кейс и гордо покинул вагон.
На визитке значился капитан первого ранга Алексеев Олег Геннадьевич, телефон в Питере, телефон в Белоруссии, электронный адрес. Окончательно проснувшись, Туська сползла с полки, вооружилась сигареткой и отправилась в тамбур переваривать происшествие. В купе никого не было, пока Туська дрыхла все попутчики успели сойти, и морской Олежка был последним, так что и поделиться распирающими Туську эмоциями было не с кем. Она умылась и залезла обратно на полку, чтобы доспать. Измученный перипетиями последних двух месяцев жизни организм, казалось, мог спать бесконечно, а потому, даже не потребовав завтрака, радостно уснул.
В следующий раз Туська проснулась оттого, что в купе вошли две очень приятные веселые дамы. Явно мать и дочь.
- Вот теперь, можно будет и поболтать, и позавтракать, - решила Туська, и познакомилась с ними. Ехать стало весело. Женщины обменивались новостями и историями собственной жизни. Атмосфера в купе стала самой настоящей - дружеской и откровенной. Туська без украс, как есть, рассказывала о событиях последнего полугода своей жизни, начиная с загаданного у дольменов желания, и заканчивая Гошкиным предложением создать семью.
За пару часов до Киева, Туська рассказала о том, что обещала своему Ежику быть новогодним подарком, и достала из закромов сумки заветный бантик, предлагая попутчицам помочь ей придумать, как его лучше приспособить. Творческие изыскания привели к тому, что прилаживать бантик к подарку надо будет в последнюю очередь. А потому, можно было начинать перевоплощение комфортно одетой путешественницы в обольстительную соблазнительницу.
Туська умылась и отправилась на свою уже родную полку, расчесывать непослушные тугие локоны, придавая им ухоженный вид и ослепительный блеск. Множество баночек, коробочек флакончиков сменяли один другой, удаляя все следы и запахи дальней дороги. Через пол часа из зеркальца на Туську глядели озорные зеленые глаза, счастливой, хорошо отдохнувшей девушки. Удовлетворившись результатом, Туська сменила просторную фиолетовую хлопчатобумажную футболку на облегающую блузку из черного трикотажа, скорее оголяющую, нежели прикрывающую роскошную грудь. Летние белые брюки уступили место голубым обтягивающим аппетитные бедра джинсам. Тапочки были признаны портящими картину и убраны, а на их место обуты изящные сапожки на шпильке.
Туська осталась довольна своим отражением в зеркале, и отправилась проверить эффект в ту часть вагона, которая была отведена под ресторан. Эффект был правильным. Пара чуть подпивших за длинную дорогу мужчин, вяло оказывавших Туське знаки внимания, когда она бродила мимо них курить, потеряла дар речи. Это была немая сцена. Мужчины бросили свой разговор, и жадно провожали ее глазами. Ехидно улыбаясь, Туська покурила, поругала себя за то, что не удержалась и снова нарушила с таким трудом созданный букет ароматов, и отправилась восстанавливать картину.
Теперь самое время было заняться прилаживанием бантика. Привлеченные заливистым смехом из открытого Туськиного купе, у окошка в коридоре собрались еще несколько женщин во главе с проводницей, которым тоже была вкратце рассказана Туськина чудесная история. Поэтому, резать ленточки и закручивать их в спиральки желающих нашлось предостаточно.
До прибытия осталось пятнадцать минут. Все вещи собраны. Бантик празднично красуется в волосах. Телефон, привычно завибрировав, сообщил, что Игорь уже на вокзале. У Туськи подкосились ноги. Она перестала радостно носиться по вагону, тихо села к окну и перечитала всю переписку последних суток.
Он ее ждет. Конечно, ждет. Очень хочет видеть. Это, вне всякого сомнения. НО ВДРУГ ОНА ЕМУ НЕ ПОНРАВИТСЯ?!! Но ведь так может быть, что он мысленно приукрасил и довел до совершенства все ее фотографии. Вдруг он ждет в гости златовласую Барби, а не пухленькую милую девочку с бантиком. Туське отчаянно захотелось оказаться сейчас в Питере. На своей уютной кухне...
- У тебя больше нет своей уютной кухни, - щелкнула себя по носу она, и готова была заплакать, но спохватилась, что не успеет привести в порядок макияж.

Игорь прилетел на вокзал, и стал искать кремовую розочку. Кремовых почему-то не было, пришлось купить белую. Выяснив, на какую платформу прибывает поезд из Санкт-Петербурга, он спустился, занял наблюдательную позицию, отправил СМС, закурил и стал ждать. Секунды казались горячей жевательной резинкой, прилипающей к нему и не собирающейся отцепляться.
Весь прошедший день Игорь как заведенный провел в домашних хлопотах, готовясь к встрече дорогой гостьи. Он навел идеальный порядок в квартире. Сбегал в магазин за продуктами и свечами. Приготовил несколько салатов, сервировал стол. Ему было некогда думать, он действовал. А сейчас, когда все уже было готово. Когда от него больше ничего не зависело, он начал всерьез нервничать. Приедет ли она? Или это был жестокий розыгрыш? Какая она на самом деле?
Показался поезд. Он медленно, будто бы специально издеваясь, подползал к платформе. Вот он, седьмой вагон, остановился как раз напротив него, значит место рассчитано правильно. Дверь открылась. Из вагона вышла проводница... Пассажиры почему-то медлили покидать вагон. С трудом оторвав взгляд от двери, Игорь заметил, что из всех окон вагона на него смотрят многочисленные улыбающиеся лица.
- Неужели она приехала с подружками? - ужаснулся он, уже едва держась на ногах.

Поезд подъехал и остановился. Туська боялась подняться с места и хотя бы выглянуть в окно. Она так долго представляла их встречу, а сейчас с горечью понимала, что не сможет кинуться на шею ему, такому родному и совершенно чужому одновременно...
- Девчонки, посмотрите пожалуйста, стоит ли там огромный мужчина с розочкой в дрожащей руке, - попросила она попутчиц, и они тут же радостно прилипли к окнам, сообщая Туське о том, что мужчина на месте, волнуется, и все в полном порядке.
Теперь был Туськин выход. Она подождала, пока вагон почти опустеет, подхватила сумку и уверено направилась к выходу. Задержавшись на верхней ступеньке, девушка выделила из толпы встречающих своего, и стала ждать, пока он к ней подойдет. Было очень забавно наблюдать как высокий, обычно уверенный в себе мужчина, смущенно ковыляет к открытой двери вагона.
Туське отчаянно хотелось, чтобы он раскинул ей на встречу руки, и тогда она прыгнула бы к нему в объятия, но он лишь взял ее багаж, и галантно помог сойти.
- Привет, широко улыбнулась Туська, - принимая из его рук розочку, - распаковывай подарок, - она тряхнула головой, привлекая внимание к своему роскошному банту, как будто его можно было не заметить.
- Свой подарок я с удовольствием распакую дома, - ответил он и зашагал по вокзалу, увлекая ее за собой.
Туська внутренне слегка поникла. Бурной встречи не получилось. Он просто чмокнул ее то ли в губы, то ли в щеку, а сейчас вообще почти не смотрел ее сторону, уверенно ведя ее за собой. Наверное, она все-таки его разочаровала. Он вел себя как очень воспитанный человек и профессиональный гид, что-то говоря о новом здании вокзала и прочих достопримечательностях, а она чувствовала себя полной идиоткой с бантом от цветочной упаковки в волосах. Ей безумно хотелось его сорвать, выкинуть, спрятаться, испариться...
Наконец, они дошагали до машины и покатились по новогодней столице Украины. Туська мысленно улыбалась непривычному написанию слов, любовалась умело освещенными зданиями и веселыми гирляндами огоньков. Казалось, что к празднику в Киеве украсили все деревья. Игорь продолжал рассказывать о городе, а Туська мучительно привыкала к его акценту. Она не думала, что ее настолько будет царапать по ушам непривычная речь. Т.е. он разговаривал с ней на чистом русском языке, но все равно ее слова звучали не так как дома. А может быть, Туська просто капризничала, боясь и не зная, что ее ожидает впереди, и не надо ли ей было не уезжая с вокзала взять себе обратный билет.
Наконец, они все-таки приехали. Дом, в котором жил Игорь, стоял рядом с Ленинградской площадью на проспекте Воссоединения, названном в честь дружеского союза Украины с Россией. Это было символично. Туська улыбнулась.
- Может быть, все еще и обойдется, - понадеялась она, кутаясь в ласковый мех воротника своего любимого кожаного пальто от ледяного ветра, пока они шли от подъезда до парадной.
Улыбчивая пожилая женщина-консьержка, гордящаяся своей новомодной должностью, с любопытством и явным одобрением рассмотрела Туську, примеряя, подходит ли она спутнику. Поймав ее взгляд, Туська совсем расслабилась, решив, что со стороны виднее.
Чуть более весело, чем ей бы этого хотелось, Туська запрыгнула в квартиру и остановилась посреди прихожей, решив немедленно расстаться с ненавистным бантиком.
- Ну, теперь-то распакуешь подарок, - задорно улыбаясь, предложила она, не сделав ни одного движения, чтобы раздеться самостоятельно, и с удовольствием оглядывалась, заметив и обещанную нарядную сосну, поблескивающую в глубине комнаты, и полное отсутствие женских аксессуаров на вешалках.
Гоша поставил ее сумку. Снял с себя куртку и ботинки и нерешительно направился к ней. Туська улыбалась и смотрела на него снизу вверх, все больше поднимая голову, по мере его приближения.
Почему-то ему захотелось начать с обуви. Туська внутренне замерла, чувствуя себя совершенно не ловко, пока он, опустившись на одно колено, снимал с нее сапожки. Однако, вскоре настал его черед замереть, когда из под пальто вынырнул Туськин роскошный бюст. Она искренне забавлялась, почувствовав дрожь, в пытающихся развязать бантик руках. Туська хорошо себе представляла ракурс, в котором он сейчас видит ее декольте.
С его взглядом было все в порядке. Она или ее грудь, сейчас это было не важно, явно ему нравилась.
- Значит, я все-таки не зря приехала, - наконец успокоилась Туська, в свою очередь, с удовольствием разглядывая огромного мужчину, суетящегося вокруг нее. Он был такой, именно такой как она ожидала - большой, уютный и добрый. Полное отсутствие агрессии в этом человеке выдавало все - и его большие глаза, в лучиках смешливых морщинок, и спокойная, мягкая пластика движений, и чуть расслабленная манера говорить.
Он отправил Туську в комнату осматривать предмет своей особой гордости - импровизированную елку, а сам ушел в кухню, чтобы последними штрихами довести праздничный стол до совершенства.
Укрытый длинными сосновыми иголками, Туську доверчиво ждал смешной, чуть-чуть угловатый белый медвежонок Умка. Она извлекла его из укрытия и закружилась по комнате, прижимая своего нового плюшевого приятеля к груди. И вдруг, Туське отчаянно захотелось, чтобы ее Резиновый Ежик оживший, чудесным образом материализовавшийся, так же как она медвежонка, обнял ее, прижал к себе и никуда не отпускал. Она так давно об этом мечтала!
Туська пришла на кухню, и застала своего Гошку колдующим над плитой со свечками. Кажется, он пытался укрепить их в подсвечниках. Дрожащими руками она поставила медведя на холодильник, подошла сзади к непривычно большому мужчине и обняла его. Он напрягся, замер. Туська почувствовала это.
- Я чувствую себя как-то неловко, - медленно произнес он.
Туська оторопела. Вместо блаженства, оттого, что она наконец-то уткнулась носом в широкую спину любимого человека, вместо счастья, что они наконец-то вместе она испытывала недоумение и страх, что все-таки ошиблась. Она расцепила руки, и они безвольно скользнули по его бокам вниз.
- Неужели ему даже не приятно, когда я к нему прикасаюсь? - Туська была близка к панике.
- Вообще-то, это я должен был тебя обнять первым, - поворачиваясь к ней лицом, улыбаясь от уха до уха произнес он и, наконец-то, сгреб ее в охапку, тепло и по-домашнему пыхтя в макушку. Туська обмякла и буквально повисла на нем, как слепой котенок доверчиво тыкаясь лицом в широкую грудь, тоже обвивая его руками, сколько смогла дотянуться. Они долго молча стояли обнявшись, даря друг другу счастье чувствовать, что ты больше не один, что все страхи и сомнения остались позади, что начинается их самый светлый праздник в жизни - начало новой эпохи. Их эпохи.
Счастье долгожданное и настоящее переполняло Туську. Ей тоже очень захотелось внести свой вклад в их праздник. Она вспомнила, что прихватила с собой любимую новогоднюю гирлянду, умеющую плавно перетекать из одного цвета в другой. Достав ее из сумки, Туська в растерянности застыла посреди кухни, прикидывая, как лучше закрепить длинный провод. Игорь куда-то вышел, а когда вернулся, в его руках были маленькие гвоздики и молоток.
- Ну, как мы ее повесим, - радостно поинтересовался он.
У Туськи подкатил комок к горлу. Она не могла говорить, из глаз выкатились две огромные соленые горошины и соскользнули со щек и разбились об пол.
- Ты чего? - испугался Игорь, не понимая смены ее настроения.
- Я, - сглатывая, выдавила из себя Туська, - я так напугалась, когда увидела молоток у тебя в руке. Когда мой муж брал в руки инструмент, это неминуемо выливалось в скандал. А тем более, оторваться от праздничного стола ради моей прихоти... - сбивчиво пыталась объяснить она. - А ты... ты с таким удовольствием готов прибивать эти глупые гвоздики... Я обычно всегда сама занималась подобной, только для меня важной, ерундой.
Он отложил инструмент, и снова горячо обнял ее.
- Девочка моя, я - не он. Теперь все будет иначе... Так куда мы с тобой повесим эту замечательную гирлянду?
- Ты, самый лучший! - выдохнула она, улыбнулась и принялась с энтузиазмом руководить формированием светящегося узора на стене.
Теперь можно было приниматься за праздничный ужин. Огоньки гирлянды делали обстановку волшебной. Свечи создавали неповторимый первобытный уют. Великолепное белое полусладкое вино подчеркивало радость встречи. И все это было не важно, потому, что они наконец-то были вдвоем, смотрели друг другу в глаза, держались за руки, говорили, молчали...
Два человека последние сутки особенно сильно боявшиеся ошибиться, сейчас спокойно безо всякой помпы почувствовали, что все их буковки ожили и что все слова, написанные друг другу вслепую, оказались правдой. И что они знакомы не три часа, а целую вечность, и что они действительно родные люди.
Все было правильно, и то, что он подхватил ее на руки и унес в спальню, и то, что они всю ночь не могли оторваться друг от друга, и то, что под утро уснули обнявшись, привычно, как будто засыпали так всегда.

_________________
В свободное от работы время с Вами, а на работе чиню Ваши машины. Понадобится автопомощь в Питере - звоните 931-09-78

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея Хозяйка местной горыПросмотреть профильПосетить сайт автора Вернуться на верх страницы
Хозяйка местной горы
Водитель Популярного Седана


Возраст: 44
На сайте с: 14 Ноя 2009
Сообщения: 153
Откуда: Санкт-Петербург
Авто: Subaru Forester
russia.gif
СообщениеДобавлено: 23/12/2009, 00:04  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Глава 18

- Доброе утро, моя любимая девочка! Чаек! С лимончиком! - Он сидел на краю постели и одной рукой гладил ее по волосам, а во второй держал чашку с ароматным напитком.
- М...мм... - улыбнулась Туська, потягиваясь и чувствуя себя совершенно счастливой, - спасибо, я это очень люблю.
- А я люблю тебя. - Улыбаясь в ответ, сказал он, глядя ей прямо в душу.
Ночью, когда они были вместе, эти слова уже звучали, но сейчас... Туське было очень важно, что он сказал их именно сейчас. А сама она еще не могла, не готова была произнести их в ответ. Это все-таки был другой человек, не такой, каким она его любила по буковкам. Он был живой, настоящий, не идеальный, но действительно очень хороший. И Туська решила сказать их тогда, когда они станут правдой на все сто процентов безо всяких скидок и оговорок.
Впереди были целые сутки для них двоих. Потом, завтра, приедет Гошкин отец, и на Рождество дочурка, но этот день был их. И Туське совершенно не хотелось тратить его ни на прогулки по городу, ни на что другое. Так много хотелось сказать друг другу...
Временами, Туське казалось, что она превратилась в самый настоящий Гошкин хвост, потому, что ей как воздух было необходимо все время его чувствовать. Она даже кушать садилась так, чтобы касаться его ногой, а болтать с ним обо всем на свете готова была только сидя лицом к лицу у него же на коленях. При этом, Гошка, приплюснутый Туськиным не детским весом к табуретке, страдал от жестоких приступов "плоскопопия", но героически терпел до последнего, ради наслаждения блеском ее счастливых глаз, их духовной и физической близостью.
С каждой минутой Туська все острее чувствовала, как в прямом смысле этого слова, врастает в своего Гошку. И все больше ее пугала мысль о том, что ей 11 января на работу, а значит 10-го придется уехать. Отмахиваться от этой мысли, чтобы она не отравляла хрупкого счастья, было все сложнее.

Официальный визит к сыну главы семейства Саенко стал целым событием. Валерий Порфирьевич много лет отработал главным инженером всесоюзно известного Кролевецкого Арматурного Завода и, даже уйдя на заслуженный отдых, сохранил все манеры и стать соответствовавшие занимаемой должности. Рядом с ним его совсем не маленький сын выглядел пацаном. Отец оказался выше ростом и шире в плечах, а на его лице привычно расположилась строгая официальная маска.
Туська, привыкшая к легкому домашнему неформальному общению, по началу совершенно растерялась, не зная как себя вести. Да и ее статус "невеста из Питера" не вызывал особого доверия. Разговор мужчин проходил на другом уровне. Мало того, что этот уровень был на 30 см. выше, так еще и касался сугубо технических и заводских вопросов. Туське ничего не оставалось, как расслабиться и ждать возможности все-таки вклиниться в разговор.
Она, как могла, накрыла на стол, и усадила всех обедать, убрав таким образом хотя бы разницу в росте. Теперь, ее нельзя было просто так не замечать. Но хочет ли она, чтобы ее заметили? Конечно, хочет! Во-первых, просто потому, что она женщина, и должна нравиться, во-вторых, потому что это был Его папа...
Через некоторое время Туське все-таки удалось включиться в разговор, и когда официальная масочка, после долгого раскачивания на последнем давно проржавевшем гвоздике, все-таки свалилась с лица важного гостя, она наконец-то позволила себе расслабится.
Папик уехал тем же вечером. Проводив его, Туська с Гошкой снова остались вдвоем. Этот вечер был посвящен длинным рассказам о достойных семействах, преданиям, байкам и легендам. Было очень правильно, через пламя свечей, говорить о предках...
В их глазах отражались огоньки, их души слились воедино, их судьбы начали переплетаться.

В ночь на Рождество Туське очень захотелось устроить праздник. У нее в сумке все еще ждала своего звездного часа заветная бутылка коньяка. Поэтому, она предложила составить меню на вечер и отправиться магазин, чтобы купить свечей и продуктов.
Магазин порадовал Туську обилием вывесок на русском языке. Киев вообще оказался русскоговорящим городом. И услышать от его жителей украинскую речь было почти невозможно, зато колоритных выражений хватало. Туська изо всех сил старалась запомнить хоть что-нибудь, чтобы по приезде "щегольнуть оборотцем", но тщетно. Память сочла для себя обидной необходимость работать, пока Туська смеется, и заливалась вместе с ней, а когда они обе отсмеивались, что-либо запоминать было уже поздно. Решив, что перед отъездом что-нибудь особенное запишет, Туська успокоилась и вернулась мыслями к наступающему Рождеству.
Как и практически любая женщина ее поколения, выросшая в революционном Ленинграде в семье чуть-чуть сомневающихся атеистов, Туська совершенно не знала традиций празднования Рождества, но обычно с удовольствием гадала на святки, зажигала многочисленные свечки и ровно в двенадцать часов загадывала самое заветное желание.
В этот раз традиция тоже не была нарушена. Желание долго придумывать не пришлось. Туська точно знала, что больше всего на свете хочет прожить долгую счастливую жизнь со своим украинским великаном.
Стол накрыт, свечи горят, волшебная гирлянда создает ощущение таинства, легкое вино искрится в бокалах, час пробил... Туська торжественно достала бутылку коньяка "Император", сделанного на ее заводе из элитных коньячных спиртов пятнадцатилетней выдержки и выпущенного специально к 300-летию Петербурга.
- Гошка, - протянула она ему красивую коробку, - этот волшебный напиток станет твоим спутником на пути к успеху. Мы будем отмечать каждую победу рюмочкой этого коньяка, и, к тому моменту, как бутылка опустеет, ты станешь Императором. И я думаю, что наша с тобой встреча - это достойное начало твоего триумфального восхождения. Давай отведаем чудесный напиток... открывай.
Он осторожно принял коробку из ее рук. Бережно открыл, извлек пузатую бутыль из толстенного стекла с золотой пробкой. Посмотрел на свет, аккуратно вытянул пробку. Тонкий аромат благородного напитка защекотал ноздри. Благоговейно разлив коньяк в два бокала, он бережно поставил тяжелый сосуд на стол. Действо завершилось дегустацией. Они, глядя друг другу в глаза, загадав одно общее желание, с удовольствием до капельки осушили бокалы. И было совершенно не важно, что коньяк принято пить иначе. За такие желания - только до дна!
Волшебная ночь продолжалась. Теперь они оба точно знали, что их ждет впереди целая жизнь вместе, наполненная любовью и множеством событий. Туське почему-то казалось, что эти события должны быть в основном хорошие. И ей, наверное немножко по-детски, очень хотелось, чтобы он тоже внес в эту ночь частичку волшебства.
Но Гоша улыбался, вел непринужденную беседу, с удовольствием кушал и превращал эту ночь в очень теплый и приятный, но все-таки самый обыкновенный семейный ужин. Туська сникла.
- Неужели он ничего ей не подарит? Неужели ему не хочется настоящего не забываемого праздника? А может быть, он просто не знает, что делать или не умеет? - грустно размышляла она. - Но ведь он может просто пригласить ее на танец, это бы тоже было правильно...
Что с тобой? - заметил перемену ее настроения Игорь. - Что случилось? Ты была такая веселая и жизнерадостная, и вдруг погрустнела.
- Гошка... Гошка... Гошка... - смаковала она его имя, произнося на разные лады. - Ты же умный и чувствуешь меня как никто другой... Догадайся! - задорно улыбнулась она, мгновенно придумав интересную игру. Теперь он будет выдавать какие-нибудь версии, на сколько хватит фантазии, а Туська выберет самую симпатичную.
Игорь передвинул табуретку и сел напротив Туськи, так чтобы держать ее за руки и смотреть в глаза. Минуты три они просто смотрели друг на друга. Потом Игорь улыбнулся, сказал, что понял, поднялся и вышел из кухни. Туська заинтриговано хлопала глазами. Вернулся он торжественный и загадочный. Встал перед Туськой на колени, снова взял за руки, поймал ее взгляд и заговорил:
- Тусечка, я тебя очень люблю. Я счастлив, что ты появилась в моей жизни и рискнула приехать. Я горжусь тобой. И ты сделаешь меня по-настоящему счастливым, если согласишься стать моей женой. - Он взял ее правую руку и надел на безымянный пальчик очень изящное тоненькое золоте колечко со вставкой из белого металла и малюсеньким прозрачным блестящим камушком.
Руки у Туськи дрожали. "Я люблю тебя", - прошептала она, и бережно обняла самого дорогого человека на земле, приникая к нему всем существом, раскрывая ему всю душу, растворяясь в нем. Это была правда. Она любила его, именно его, а не придуманный сказочный образ из их волшебной переписки. Любила его, живого и настоящего, со всеми запахами и причудливым говором. Туська сама не знала, когда это поняла. Ей казалось, что она любит его уже целую вечность...
Он поднялся, и, увлекая ее за собой в комнату к теперь уже не новогодней, а рождественской сосне, включил музыку и пригласил на танец.
- Ты не ответила мне. Ты выйдешь за меня замуж? - Спросил он, кружа ее по комнате.
- Да, - выдохнула она, я стану тебе женой, самой лучшей женой на свете. И это самое лучшее Рождество в моей жизни. Спасибо тебе.
- Хитрюга, - улыбнулся он, - я хотел надеть тебе на пальчик это колечко на вокзале, перед тем, как посадить в поезд, чтобы скрасить ужас расставания. А ты вынудила меня сделать это раньше.
Туська поцеловала его.
- То есть ты собирался заставить меня мучиться сомнениями до самого отъезда? - Со смехом возмутилась она и добавила, - боюсь, что этот ужасный день даже такое знаменательное событие как предложение руки и сердца не сможет исправить.
- В такую ночь не хочется думать о разлуке, - разумно заметил он, и предложил, - давай все планы на будущее обсудим завтра. Нам очень многое предстоит решить. Все-таки не шутка - переезд в другую страну...
И они ушли праздновать свою помолвку.
А утром, пока Туська еще спала, Гошка уехал на вокзал встречать своих тоже очень любимых девочек - сестру и дочь. Так что проснулась Туська под радостное щебетание и с удовольствием познакомилась со всей компанией, не преминув намекнуть Гошке, что теперь он в меньшинстве и в доме объявляется матриархат. Гошкина дочь Валерия была в восторге от этой идеи, и, улыбаясь всеми своими многочисленными веснушками, радостно бросилась щекотать поверженного на диван папу. Туська с удовольствием наблюдала за семейной идиллией, очень похожих друг на друга отца и дочери, и иногда принимала участие в шумной возне.
Татьяна, младшая сестренка Игоря, оказалась фантастически доброй и мягкой женщиной, почти такой же высокой, как ее брат. Туська умилялась гигантизму и приятности всего семейства. Она рассчитывала в этом путешествии познакомиться только с Гошкиной дочкой, но оказалась в эпицентре событий, представленная половине семейства.
Оправив Гошку с Лерчонком в цирк, Туська с Танькой вдоволь насплетничались и наразглядывались семейных фотографий. У первой жены Игоря оказалась модельная внешность. Она даже была какой-то "мисс". Туська слегка сникла, понимая, что рядом с ней, выглядит просто колобком.
- Неужели у него настолько сильно поменялся вкус на женскую красоту? - недоумевала Туська. Она была роскошной блондинкой. Ее длинные светлые волнистые волосы могли стать украшением и предметом особой гордости любой женщины, а роскошный бюст предметом слюнопускания любого мужчины, и все-таки... - Все-таки, когда мужчине нравятся высокие стройные женщины, неужели он может с легкостью переключиться на маленькую и кругленькую? - Туська посмотрела на свой пальчик, на котором, поблескивая, красовалось подаренное ей ночью колечко. - А может быть и может... - чуть-чуть успокаиваясь, решила она.
Вечером шумная компания отправилась гулять по центру города, любоваться тысячами огоньков и главной елкой страны на Крещатике. Праздничное убранство города поражало воображение. Киев, вообще, занимает третье место в мире по количеству растущих в нем деревьев, а сейчас, все они были увиты разноцветными гирляндами и светились, мигали, переливались на разные лады, создавая атмосферу курорта и всеобщего веселья. Туська, улыбаясь от уха до уха, сновала между ряжеными, совала нос во все многочисленные лотки и в полной мере чувствовала бы себя участницей карнавала в Рио, если бы не снег и мороз.

День отъезда неуклонно приближался. Разъехались Гошкины родственники, вернулись ребята, с которыми он снимал квартиру. К великому огорчению Туськи вечера больше не принадлежали им двоим, приходилось со скрипом раздвигать свой тесный мирок и пускать в него чужих. И даже последний перед ее отъездом вечер они вынуждены были разделить с недалеким, словоохотливым и абсолютно бестактным "кумом-Игорем". Туська так и воспринимала его - "ком-Игорь", мысленно заменяя букву "у" в слове кум на "о". Парень ей не нравился. Он с легкостью говорил на темы, о которых не имел ни малейшего представления и раздавал заведомо невыполнимые обещания. К таким людям Туська всегда относилась холодно и старалась держать максимальную дистанцию, а уж пускать их близко к своей семье она точно была не намерена.
Пытаясь заглушить водкой нестерпимую боль от грядущей разлуки и досаду на испорченный вечер, Туська незаметно для себя напилась. Ноги отказывались слушаться, вестибулярный аппарат превратился в вертолетный винт, в голове пульсировала боль с каждой секундой приближающегося отъезда. Сама не зная как, Туська собрала сумку и была готова к утреннему отъезду.
Однако, по будильнику Туська встала легко и бодро. Наскоро приняв ванну и высушив шевелюру, она вручила Гошке сумку, и уверенно вышла из квартиры. За ее бодрой походкой скрывалось состояние осужденного на казнь, который, сохраняя остатки гордости и самообладания, движется на эшафот.
Не смотря на неожиданно ударивший мороз, машина завелась, похоронив последнюю Туськину надежду не успеть на поезд. Гошка из последних сил пытался шутить, всячески подбадривая ее и обещая ждать.
Поезд уже стоял. Все та же ухоженная "Лыбидь" была готова отвезти Туську в родной Санкт-Петербург. Впервые в жизни Туська не радовалась, возвращаясь из путешествия домой. Просто, у нее больше не было дома. А душа ее махала шелковым платочком, явно давая понять, что остается здесь.
Какие же слова сказать на прощанье? Все что приходило в голову, было какое-то куцее нелепое и банальное. Говорят, "перед смертью не надышишься". Это была правда. Туська стояла, уткнувшись носом в любимую грудь, чувствовала тепло его объятий, и панически боялась мига, когда он отпустит руки и ей придется идти в вагон.
Миг настал. Туська прилипла носом к стеклу, ловя каждую секунду, в которую еще может видеть своего Гошку. Он стоял на платформе совсем один. Такой огромный, мужественный и любимый. Поезд дернулся и начал медленно увеличивать разделяющее их расстояние. Мука казалась Туське нестерпимой, но оторваться от стекла она не могла. В последний раз лаская взглядом лицо любимого, Туська вдруг обнаружила на его глазах слезы. Она длинно моргнула, стряхивая влагу со своих ресниц, а когда открыла глаза, его уже не было видно. С последней надеждой обреченного, как на спасательный круг Туська посмотрела на золотую полоску на своем пальце. Камушек в колечке, сейчас тоже казался Туське слезинкой. Она не знала, чьей именно, это было не важно.
Телефон завибрировал.
- Девочка моя. Снова СМСки...
Туська зарыдала. Ее больше не грели буковки. Она больше не хотела никаких буковок. Ей нужен был Он, живой, настоящий и рядом...

Дома Гошу ждала зияющая пустота. Дом, еще так недавно наполненный Туськиным светом, теплом и энергией, поблек и остыл. Огромный мужчина, чувствовал себя как маленький мальчик в темной сырой пещере, бесцельно слоняясь по квартире и ни где не находя себе места. Наконец, он сел на кухне, зажег свечку, включил волшебную гирлянду и закурил.
- Когда же ты вернешься, девочка моя! Мне без тебя очень плохо! - мысленно позвал он.

Возвращение в Питер было кошмаром. Дома не было. Перебраться к родителям Туська не могла. Было слишком больно, подходя к собственному дому, нажимать в лифте на кнопочку № 17, а не № 11. Туська не знала, куда поставить обувь и повесить одежду. Она всегда ходила к ним в гости в тапочках.
Боясь обременять друзей, Туська наносила им короткие визиты, не оставаясь в одном месте больше, чем на ночь. Достаточно было радостного появления с докладом о поездке и сообщения о скором переезде в Киев.
Предстояло решить три маленькие задачи: успокоить родителей, развестись и уволиться. Невыносимо ждать, когда ты не знаешь даты, срока этого ожидания. Туська собралась с силами и поехала к мужу. Их встреча была особенно трогательной. Саша, услышав предложение поехать в ЗАГС, сообщил, что дорога туда лежит через нотариуса, у которого Туська должна оформить отказ от своей доли собственности на квартиру.
- Я не поеду к нотариусу, - спокойно сказала Туська. - Ты пробовал быть бездомным? Я сейчас пробую. Мне не нравится.
- Сука! - выкрикнул Шура, набрасываясь на Туську и вцепляясь ей в горло. В его глазах промелькнуло безумие. Он, как-то странно скалясь, душил свою жертву. Давно убранные под замок в тайный чулан памяти ощущения от прыжка с парашютом, когда Туська повесилась на стропе, вырвались на свободу. Она мобилизовалась, готовая бороться за свою жизнь до конца, но Шура вдруг обмяк и отпустил ее.
Развод назначили на 26-е февраля. Туська чуть не плакала от мысли, что ей придется отложить отъезд на такой срок, но дама, оформлявшая документы сказала, что в назначенный день достаточно явиться только одному из супругов, а второй может оформить документы в любое удобное время. И Шура даже галантно согласился явиться в указанный день.
Теперь надо было уволиться, решить, кому оставить машину и брать билет...
Туська запланировала отъезд на 31 января и купила себе билет. Теперь снова можно было считать дни, и судорожно заканчивать все начатые дела. Гошка поражал Туську своей способностью на расстоянии чувствовать ее состояние и писать самые нужные в этот момент слова. Однажды, когда она заскочила на чай к родителям, он прислал Туськиной маме сообщение с благодарностью за самую лучшую в мире дочь, как раз в тот момент, когда мама волновалась, что он Туську уже и не ждет.
Туська всегда занималась делами или садилась кушать, выкладывая телефон рядом с собой, как будто Гошка был рядом. Настроенный на виброрежим, телефон, лежа на столе, издавал смешное жужжание, когда приходило очередное сообщение. Поэтому у Гошки быстро появилась подпольная кличка "Вжик". Туська от души смеялась, представляя себе своего огромного мужчину в образе крохотного героя мультфильма про Чипа и Дейла.
Иногда Туська физически ощущала, как город выкидывает, выдавливает ее из себя. Оставаясь наедине с собой, она почти постоянно плакала, жалея себя, свою кошку, любимое дерево - лимон, тоскуя по родному дому, в который было вложено столько любви, души и труда. Страшно катиться по морозному городу в одиннадцать часов вечера, не зная, где сегодня будешь ночевать. Страшно расставаться с привычной размеренной жизнью, даже если эта размеренность сводится только к стабильной работе. Страшно...
Туська договорилась об увольнении и о том, что подружке-Сашке на попечение остается любимая Туськина вишенка-восьмерка-машина. Теперь оставалось только ждать, разглядывать билет и обещать маме, что они обязательно вернутся, переедут в Питер, как только ее Гошке позволят дела.

На этот раз Туськины сборы были долгими и тщательными. Т.е. она не за 20 минут скидала вещи в сумку, а целых пару часов все семейство, собравшееся в квартире родителей, укладывало ее чемодан, сумку и паковало компьютер.
Гошка иногда посылал ей и ее родителям ободряющие СМСки, но все равно настроение у всех было подавленным. Все-таки, впереди была абсолютная неизвестность. Или все-таки известность? Разве мало того, что на земле есть человек любящий тебя, готовый жить ради тебя? Если этого мало, чего тебе вообще нужно? Материальные блага частенько смывает потопами, разрушает землетрясениями, или выжигает пожарами, и только отношения людей, если они настоящие, могут устоять перед любой стихией.
На вокзал Туська ехала за рулем своей ненаглядной восьмерки, мысленно прощаясь и с ней и с любимыми улицами. Точнее, она не ехала, она болталась на руле как сосиска, пару раз чуть не влетев в серьезное ДТП. Уже отъехав от дома, Туська поняла, что это была дурацкая затея, но пересадить за руль племянника уже не могла, провожая ее, все выпили. Дорога давалась мучительно. Впереди уверенно и жестко рассекал по дороге желтый москвич Туськиной сестры, в котором катилась половина собранных в путь шмоток. Приклеившись к знакомой заднице, Туська ехала почти на буксире.
Ну, вот и Витебский вокзал. Стайка провожающих. Милые родные лица. Памятные подарки. Теплые слова прощания. Эмиграция...
- Неужели поездка к любимому называется этим страшным словом? - испугалась Туська. - Мы обязательно вернемся! - пообещала она самой себе, друзьям, городу.

Почти все сутки пути Туська проспала. Она больше не мучилась сомнениями и неизвестностью и усталость последних трех недель сладко сморила ее под мерный перестук колес.
- Это моя последняя постель на одну ночь, - пробормотала Туська, улыбнулась и провалилась в сон.

В этот раз, подъезжая к Киеву, последний час Туська проторчала уставившись в окно, внимательно разглядывая окрестности, дома, улицы, перекрестки. Город все еще не потерял новогоднего убранства, и у Туськи сложилось приятное ощущение праздника, как будто ее ждет не только ее Гошка, но и сам Киев.
И все-таки, долго, очень долго тянутся последние минутки перед встречей. Туська успела несколько раз покурить, поговорить с половиной вагона, а поезд все тянулся и тянулся к вокзалу. И вот, наконец-то, проскребясь вдоль платформ, дернулся и замер. Туська понеслась в тамбур.
Ее Гошка успел вскочить в вагон прежде, чем к выходу потянулся поток пассажиров. Она увидела его. Мощная, статная фигура, родное чуть изможденное лицо, горячие любимые руки. Туська обняла его, приникла, растворяясь в долгожданных объятиях, нашла губами сухие пылающие губы.
- Гошка, - прошептала она, - Гошка! Я снова могу обнять тебя! Мы больше никогда не расстанемся! Здравствуй, любимый мой человек, ты весь горишь, ты не заболел?
- Девочка моя! - хрипло сказал он. - Я так тебя ждал... Когда ты уехала, стало совершенно пусто...
Туська еще теснее прижалась к любимому, потихонечку ощупывая его лоб, разглядывая покрасневшие глаза.
- Да ты совсем заболел! - воскликнула она. - Давай-ка выбираться отсюда. Приедем домой, я тебя буду лечить. Нечего в таком состоянии болтаться по улицам. - Она взяла его за руку и увлекла в уже порядком опустевший вагон. Компьютер, чемодан, сумка - вроде бы все. Теперь подозвать носильщика, довести до машины, погрузить и катиться.
- Хочешь, я сяду за руль? - предложила Туська.
- Ну, мне еще не настолько плохо, - рассмеялся он, - это же я тебя встречаю!
Гошкин телефон вдруг мелодично сообщил, что пришла новая СМСка.
- От кого бы это? - удивился он, доставая свой любимый SAMSUNG. Сообщение было от Туськиного папы. "Терпения тебе, Гоша" - выразил свою мужскую солидарность он.
- Надо было раньше предупреждать, - улыбаясь возмутился Гошка, и чмокнул Туську в нос. - А теперь мы и сами разберемся...

Вечер был простым и обычным. Праздновать не хотелось. Хотелось просто наслаждаться близостью друг друга, как будто они и не расставались. Туська хлопотала на кухне, чем могла, лечила свое сокровище, и чувствовала себя спокойно и расслабленно. Эту ночь она наконец-то спала ДОМА. Гошке почему-то нравилось называть ее своим медвежонком, и Туська в ответ заберложилась, зауютилась в него и провалилась в сон.

Она спала бесконечно счастливая, зная, что теперь, что бы ни случилось, они всегда будут вместе. Впереди была целая жизнь полная путешествий, приключений, поражений и побед, огорчений и радостей. Настоящая счастливая жизнь любящих друг друга людей.
Но это уже другая история...

_________________
В свободное от работы время с Вами, а на работе чиню Ваши машины. Понадобится автопомощь в Питере - звоните 931-09-78

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея Хозяйка местной горыПросмотреть профильПосетить сайт автора Вернуться на верх страницы
Хозяйка местной горы
Водитель Популярного Седана


Возраст: 44
На сайте с: 14 Ноя 2009
Сообщения: 153
Откуда: Санкт-Петербург
Авто: Subaru Forester
russia.gif
СообщениеДобавлено: 23/12/2009, 13:08  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

тут и сказке конец... а Туська с Гошкой счастливые и вместе ... вот уже седьмой год ...

_________________
В свободное от работы время с Вами, а на работе чиню Ваши машины. Понадобится автопомощь в Питере - звоните 931-09-78

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея Хозяйка местной горыПросмотреть профильПосетить сайт автора Вернуться на верх страницы
Алёнка
Водитель Черной Чайки


Возраст: 36
На сайте с: 02 Апр 2008
Сообщения: 420
Откуда: Тольятти
Авто: Opel Corsa 3dr 1.0
russia.gif
СообщениеДобавлено: 24/12/2009, 15:08  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Хозяйка местной горы, Наконец то я добралась и до этого твоего рассказа! Закинула всю работу на самую дальнюю полку и не отрываясь читала! Пишешь обалденно!!! Считай что у твоего творчества появилась поклонница!
Особенно близко были все переписки в аське. Просто недавно сама переживала практически все то же самое, к сожалению к радостному концу не привело, моему другу видимо это все надоело.
Пиши и дальше, надеюсь ты нас еще порадуешь новыми рассказами!!!
P.S насколько я поняла, это все ты писала про себя! Судя по всему вы все таки перебрались в Питер! Счастья вам ребята, от всей души, много-много-много :)

_________________
Image

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея АлёнкаПросмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailНомер ICQ Вернуться на верх страницы
Хозяйка местной горы
Водитель Популярного Седана


Возраст: 44
На сайте с: 14 Ноя 2009
Сообщения: 153
Откуда: Санкт-Петербург
Авто: Subaru Forester
russia.gif
СообщениеДобавлено: 24/12/2009, 15:22  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Алёнка

:O закинула в сю работу на самую дальнюю полку? sclerosis так низзя, :( кризис же на дворе))) ты аккуратнее там))) :P

...

и спасибо))) очень приятно. Только писать что-то некогда... все жду счастливую беременность, тогда точно скидаю все новые наброски в одно веселое продолжение.

_________________
В свободное от работы время с Вами, а на работе чиню Ваши машины. Понадобится автопомощь в Питере - звоните 931-09-78

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея Хозяйка местной горыПросмотреть профильПосетить сайт автора Вернуться на верх страницы
Ingigerda
VIP клуба AutoWomen.ru


Возраст: 54
На сайте с: 05 Ноя 2009
Сообщения: 2730
Откуда: Москва, Теплый Стан
Авто: Chevrolet Lanos 1,5 MT SX, 2008
russia.gif
СообщениеДобавлено: 24/12/2009, 15:23  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Хозяйка местной горы, мне понравилось.
Не только у нас с мужем получилось ))
Алёнка, значит, не для тебя этот "друг" был...


Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея IngigerdaПросмотреть профильОтправить личное сообщение Вернуться на верх страницы
Хозяйка местной горы
Водитель Популярного Седана


Возраст: 44
На сайте с: 14 Ноя 2009
Сообщения: 153
Откуда: Санкт-Петербург
Авто: Subaru Forester
russia.gif
СообщениеДобавлено: 24/12/2009, 15:26  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Ingigerda, интернет - все таки огромный подарок человечеству wink

))) спасибо

_________________
В свободное от работы время с Вами, а на работе чиню Ваши машины. Понадобится автопомощь в Питере - звоните 931-09-78

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея Хозяйка местной горыПросмотреть профильПосетить сайт автора Вернуться на верх страницы
Ingigerda
VIP клуба AutoWomen.ru


Возраст: 54
На сайте с: 05 Ноя 2009
Сообщения: 2730
Откуда: Москва, Теплый Стан
Авто: Chevrolet Lanos 1,5 MT SX, 2008
russia.gif
СообщениеДобавлено: 24/12/2009, 15:26  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Хозяйка местной горы, начни писать про счастливую беременность.
И получишь то, что напишешь.


Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея IngigerdaПросмотреть профильОтправить личное сообщение Вернуться на верх страницы
Алёнка
Водитель Черной Чайки


Возраст: 36
На сайте с: 02 Апр 2008
Сообщения: 420
Откуда: Тольятти
Авто: Opel Corsa 3dr 1.0
russia.gif
СообщениеДобавлено: 24/12/2009, 15:32  Заголовок сообщения:   Ответить с цитатой

Хозяйка местной горы, я иногда могу позволить себе закинуть ненадолго работу, да и читать было на самом деле одно удовольствие!
Ingigerda, наверное и правда "друг" не для меня! Хотя красиво это все, когда все время пишешь по аське, пишешь смски, звонки и т.п. бежишь домой, чтобы поудобней устроиться в кресле и весь вечер переписываться обо всем, но наши отношения расстояние убило все таки! Ниточка оборвалась, наверное у него изменилось что то...

_________________
Image

Пол:Женский ОтключеныЛичная галерея АлёнкаПросмотреть профильОтправить личное сообщениеОтправить e-mailНомер ICQ Вернуться на верх страницы
Автоледи
Партнеры рекомендуют:
СообщениеДобавлено: сегодня в 00:00 Заголовок сообщения:


Не нашли то, что искали? Попробуйте поискать тут:

_________________
Вы на форуме Женщина за рулем. Чтобы отвечать и создавать новые темы, зарегистрируйтесь, это займет не больше минуты.
На нашем форуме Автоледи всегда рады новичкам!
Начать новую тему Ответить на тему
На страницу Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6  Следующий

Часовой пояс: GMT + 4
Copyright (c) 2007-2014 Женщина за рулем форум для автоледи • При копировании материалов ссылка на AutoWomen.ru обязательна
Обмен кнопкамиОбратная связь

[ Time: 0,2051s ][ Queries: 19 (0,0239s) ][ Debug on ]
Женщина за рулем - форум и автоклуб Женщина за рулем - обратная ссылка на материалы обязательна Top.Mail.Ru КЛУБ ВОЛОНТЕРОВ ХОСПИС ДЕТЯМ Благотворительная организация